16+

ВСЁ ПОЗНАЁТСЯ В СРАВНЕНИИ

27 мая Валентине Сёминой исполнится 92 года. Она – ребёнок войны. Валентина Гавриловна поделилась своими воспоминаниями, которые затронули моё сердце. Особенно её рассказ о мачехе, воспитавшей родных и приёмных детей в самые тяжёлые годы Великой Отечественной.


Малая родина Валентины Сёминой – деревня Теребушки Суземского района Брянской области. Когда Валя была маленькой, её семья в срочном порядке переехала на Сахалин. Сейчас уже Валентина Гавриловна не помнит, было ли это из-за политических репрессий или по какой-то другой причине.

– Нас, ребятишек, в семье было пятеро, – рассказывает она. – На Сахалине было голодно, и мама часто ходила за речку, собирала для нас ягоды. Это было опасно, так как тайга за рекой была совсем дремучей и непроходимой. Однажды мама заблудилась. На тот момент она была беременной шестым ребёнком, Коленькой. Мама выжила, нашлась, но серьёзно заболела. Она умерла сразу после родов из-за воспаления лёгких. Маму звали Марфа Макаровна. Отец, Гаврила Афанасьевич Кошелев, просил нас по многу раз записывать её имя, чтобы запомнить на всю жизнь. Потом папа женился на другой женщине. Мария Петровна была вдовой с тремя детьми. Мы все понимали, что без хранительницы домашнего очага нам, шестерым ребятишкам, мал мала меньше, не выжить. Папа нам всё это спокойно объяснил и настроил на правильный лад. Я помню, что просто тихо радовалась тому, что в моей жизни снова появится кто-то, кого я смогу называть «мама». Мы были скромными и понятливыми детьми…

С Сахалина семья перебралась во Владивосток на пароходе. А потом поездом – из Владивостока в Красноярск. Валентине тогда было восемь или девять лет. Она помнит, как сильно все испугались, когда один из младшеньких ребятишек чуть не потерялся по пути в Красноярск. Девять детей (маленькая Валя, её пять родных братьев и сестёр, трое сводных детей мачехи) и двое взрослых, все нагруженные домашним скарбом, еле добрались до Красноярска. Оттуда – в Ирбейский район, деревню Михайловку. Это был 1937 или 1938 год.

А потом грянула Великая Отечественная война. Гаврила Афанасьевич был плотником, но ирбейский военкомат поручил ему провести военную подготовку молодых призывников. Валентина Гавриловна помнит, что её отец с деревенскими парнями рыли возле Михайловки окопы, бегали, тренировались. Вскоре Гаврила Афанасьевич и его сыновья Александр и Сергей ушли на фронт. Мачеха Мария Петровна осталась с четырьмя приёмными и тремя кровными ребятишками.

– Чем больше времени проходит с тех пор, тем отчётливее я понимаю, что для всех нас сделала мачеха, – говорит Валентина Гавриловна, и глаза её наполняются слезами. – Она ведь спасла нас всех, мы выжили только благодаря её заботе. Бывало, из еды у нас на весь день было несколько пучков щавеля и немного молока. Мария Петровна мелко нарезала щавель и варила его, потом замешивала в этот зелёный бульон молоко, чтобы получился молочный супчик с зеленью. Все садились вокруг большой тарелки, и каждый по очереди черпал ложкой этот супчик. Мария Петровна стояла и смотрела, чтобы каждому досталось. В такие дни она пораньше укладывала всех спать, младшим гладила животы и говорила, что на сегодня еды больше нет и нам нужно беречь силы. Животы у всех бурчат, а младший Коля говорит: «Мой желудок на суд подаёт». И смех, и слёзы… Мария Петровна была очень худая, и за четыре года войны я не видела, как она ест. Между нами, детьми, она всегда всё делила поровну. Она была нам хорошей матерью...

Дома в огороде Кошелевы сеяли пшено. Потом толкли его в ступе и варили кашу. Сажали картошку, только не клубни в землю бросали, а в основном очистки с сохранившимися глазками. Мария Петровна умудрялась собрать и сохранить картофель на семена – каждый клубень они разрезали на несколько частей и так закапывали в землю. Овощей, собранных на огороде, хватало до нового года, а потом наступали самые тяжёлые месяцы. Правда, была у семьи ещё корова-кормилица, благодаря ей продержались.

– Мы, младшие, помогали мачехе пилить дрова, собирали ветки, – делится моя героиня. – А как чуть подросли, стали ходить на работы: помогали убирать урожай, пахать землю и косить сено.

Валентина Гавриловна говорит, что они старались не падать духом. И этот настрой она сохранила на всю жизнь. Уверена: хуже и тяжелее, чем в те годы, уже не будет.

Весной, летом и осенью дети работали на полях, а зимой ходили в Михайловскую сельскую школу. Сначала уроки вела учительница, но потом она ушла на фронт. Вместо неё детей учил местный паренёк, который окончил семь классов. Валентина Гавриловна недавно созванивалась с роднёй из Михайловки, и ей сообщили, что тот учитель-семиклассник умер в этом году…

– Война – это самое страшное, – со слезами на глазах говорит Валентина Гавриловна. – До сих пор помню плачь соседок, которым почтальон приносил похоронки. Родные погибших солдат потом ходили, как неживые. Но зато когда поступали весточки от самих воинов, все были счастливы! Вот и мы, когда нам приносили письма от отца или братьев, так радовались! Их читала либо старшая сестра Маруся, либо почтальонка. От Серёжи, кажется, пришло только одно письмо, потом он пропал без вести. Отец получил серьёзное ранение ног. Очень хорошо помню, как осенью 1945 года мы услышали на улице крики ребятни: «Гаврила Кошелев идёт! Гаврила Кошелев идёт!» Мы все выскочили на улицу. Как сейчас перед глазами: папа идёт, хромая, с палкой в руках, а за спиной его болтается котомка. Потом с фронта вернулся Александр, который служил танкистом. Возвращение родных – самые счастливые моменты в моей жизни. Кто не испытывал таких лишений и страхов, как дети войны, тот не умеет радоваться тому, что сегодня имеет. Всё познаётся в сравнении. У меня тепло и чисто в доме, есть еда, исправно платят пенсию... Каждый день я ищу, нахожу или сама создаю поводы для радости. Расцвели цветы на подоконнике или в палисаднике – радость. Сшила новые платья для старых кукол, нарядила их, поставила для красоты на трельяж – радость. Разрисовала яркими карандашами или фломастерами раскраску-мандалу (это специальные антистрессовые раскраски для взрослых) – любуюсь и радуюсь, что глаза видят, а руки держат карандаши. Или покупаю среди зимы фрукты – тоже радуюсь. И даже если происходит что-то плохое, я умею находить в этом плюсы…

Валентина Гавриловна рассказала, что недавно упала на улице и сломала шейку бедра. Это было перед Новым годом, когда она решила сходить в магазин за хурмой.

– Мне помогло так много людей! – говорит Валентина Гавриловна. – Какая-то незнакомка на улице вызвала скорую помощь, кто-то позвонил моим детям. Старшая дочь живёт в Красноярске, ещё одна дочь и сын живут в Сосновоборске. Потом дети приезжали по очереди и ухаживали за мной. Медики и работники из Комплексного центра социального обслуживания населения района помогали меня выхаживать. Спасибо им огромное! Это Наталья Занько, Надежда Кравцова и другие. Наталья потом говорила, что я пошла на поправку так быстро благодаря детям, которые занимались со мной лечебной гимнастикой, выискивали всякие полезные рецепты и советы. Раскраски-мандалы – это их идея. Столько людей мне помогали, заботились!

Года четыре назад в жизни Валентины Сёминой произошло ещё одно событие, воспоминание о котором вызывает у неё радость. Дети возили её в Красноярск, а заодно и на встречу к сводной сестре Марусе, которая живёт в краевом центре.

– В этом году Марусе исполнилось сто лет! – улыбается Валентина Гавриловна. – Я так была рада нашей встрече! Мы обнимались и плакали, вспоминали наших родителей, братьев и сестёр. Хочется сказать: слава тебе, Господи, за всех людей в моей жизни, за всё хорошее, что было, за всё, что есть сейчас! Всё-таки жизнь состоит больше из радостей. А беды и испытания лишь помогают по достоинству оценить хорошее!

Ольга БЕЗГОДОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий