16+

СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫЖИЛИ…

ИСТОРИЯ МОЕЙ ПРАБАБУШКИ

Виктория ГЛУШКО, ученица 11 класса Балайской школы, активистка Российского движения школьников (РДШ), командир юнармейского отряда «Патриоты» написала историю детства своей прабабушки, которое пришлось на годы военного лихолетья.


Сейчас моя прабабушка очень старенькая, часто болеет. Но её память ясно сохранила далёкое прошлое нашей страны, то прошлое, о котором сегодня мы можем прочитать только в книгах. Её рассказы о прошлом интересны ещё тем, что в них живут и действуют не чужие мне люди, а близкие, родные, чьи фотографии до сих пор хранятся в семейном альбоме. Я слушаю рассказы прабабушки, и кажется, что это говорят со мной, живущей в 21 веке, мои далёкие предки из века 20. Кажется, что я слышу их голоса, чувствую их боль, живу их радостью. И всё это благодаря моей прабабушке – Анне Ивановне Винс. Вечером я тихонько подсела к ней и попросила рассказать историю её детства. 

– На закате жизни, глядя на правнуков, я часто думаю о тех далёких годах, когда я ещё была ребёнком, – начала своё повествование моя прабабушка. – О братьях и сёстрах, оставшихся за гранью, как теперь мне кажется, другой жизни. Вспоминая прошлое, я всё чаще думаю, могла ли моя жизнь сложиться по-другому? Хотелось ли мне в ней что-то изменить? Да, единственное, что я хотела бы изменить, – сделать так, чтобы не было горьких потерь моего детства, когда из пятерых детей в семье я осталась одна. 

Пробегая памятью прошлое, я часто возвращаюсь в тот день, с которого и начались в нашей семье все беды и трагические потери. 

…Это был самый обычный день, ничего не предвещало беды. Мама занималась делами по дому, старшая сестра ей в этом помогала, отец поправлял завалившийся забор, а мы с моим братом-двойняшкой играли во дворе. Тут прибежала соседка со страшной вестью: «Война!» Отец пошёл в дом и сообщил эту ужасную весть матери. Она выбежала на улицу и позвала меня с братом в дом. В доме царила гнетущая тишина, родители прятали глаза, но мы чувствовали что-то страшное и старались не попадаться им на глаза. Через месяц отец, придя с работы, сказал, что его приняли в народное ополчение. Он уходил рано утром, а приходил домой поздно, весь грязный и уставший. Несмотря на это, он всегда старался приласкать нас и даже приносил гостинцы. Вся тяжёлая работа легла на плечи мамы и старшей сестры Лиды. Над Ленинградом, в пригороде которого мы жили, начали летать немецкие самолёты и бомбить город, но наш район находился вне зоны обстрела. 

Однажды и на нашей улице прогремел взрыв. Со мной рядом была сестра Лида. 

– Лида, тебе страшно? – спросила я её. 
– Нет, – ответила она. Но я видела в её глазах страх, который Лида пыталась скрыть от меня. 
Иногда мне казалось, что это всё сон. И если я закрою глаза и снова их открою, всё будет по-старому… 

Однажды осенью в комнату зашла мама с солдатами, которые оставили свои вещи и ушли до самого вечера. Она сказала нам: «Теперь солдаты будут ночевать у нас». 

Однажды один из солдат сказал, что на поле лежит убитая лошадь. Мать просила нас, детей, пойти туда, набрать мяса и приготовить ужин солдатам. 

«Хорошо, мам! – ответила Лида. – Мы только с Анечкой потеплее оденемся». 

Мы пришли на поле, как могли отрезали мясо с убитой лошади и вернулись домой. Дома мама отправила меня за дровами, а Лиде велела готовить ужин. Отец и солдаты пришли позже обычного и рады были горячему ужину. 

В скором времени вся работа легла на наши детские плечи, так как мама уже не в состоянии была что-то делать по дому – она ждала ребёнка. А мы все с нетерпением ожидали появления братика или сестрёнки. Нам с братом пришлось рано повзрослеть и помогать старшей сестре. Лида многому нас научила, мы были за это ей благодарны. Мама родила, и у нас появились ещё один братик и сестрёнка. Но случилась беда: родимое пятно у новорождённого Вани открылось, а врач помочь не смог. После чего мать повезла Ваню в Ленинград, но по дороге он потерял много крови и умер. Была зима, мама со слезами на глазах завернула мёртвого Ваню и закопала в снегу. 

Шло время, война продолжалась. Ленинград оказался в блокаде, стало не хватать продуктов, и вскоре ввели продуктовые карточки, за хлебом у магазинов стали выстраиваться огромные очереди. Однажды мать как обычно отправила Лиду за хлебом. Дверь магазина ещё была закрыта, все встали в очередь. Но когда открыли дверь, все начали толпиться, давить друг друга. Лида упала, и большая толпа людей, ринувшихся к двери магазина, заживо её затоптала. Мёртвую Лиду принесли к нам домой. 

18 января 1943 года блокадное кольцо было прорвано, через Ладожское озеро была проложена дорога жизни. Маму, меня, брата и мою маленькую сестрёнку эвакуировали по этой дороге. По ледовой дороге перед нами ехала машина с нашими родственниками, среди которых был мой брат-двойняшка. Машина съехала с дороги и пошла на дно, мы объехали её, и всю дорогу нам было страшно, потому что такое могло случиться и с нашей машиной. 

На поезде нас отправили в Сибирь. В дороге еды не хватало, у нас был только кипяток и соль. Матери нечем было кормить свою маленькую дочку, малышка заболела и по дороге умерла. Везти мёртвого ребёнка дальше было невозможно, а похоронить негде, и матери пришлось выбросить дочь из вагона в снег. Наконец закончилась длинная поездка, и нас высадили в Красноярском крае в Маганском клубе, откуда отправили в Верх-Базаиху. 

Нас подселили в дом к местным жителям, мама устроилась на работу в лесу. Она целыми днями пропадала на работе, а я сидела дома одна и очень хотела есть, так как продуктов не хватало. Прожив месяц на новом месте, мама узнала, что в детском саду кормят детей. Спасая меня от голодной смерти, она пошла на серьёзное преступление и подделала документы, где сбавила мне два года от моего возраста, а настоящие метрики сожгла. 

Война закончилась, со временем жизнь стала налаживаться и приходить в норму. Я отучилась четыре года в школе, после этого сразу пошла работать, чтобы помочь маме обеспечивать нас. Я тоже работала в лесу, топила печь в школе, копала картошку. 

Мама прожила ещё долгую жизнь, повидала внуков, даже успела понянчиться с ними. Я часто вспоминаю те ужасные дни моей жизни, испытания, через которые пришлось пройти мне, моей маме, отцу, моим братьям и сёстрам. Но я рада, что нам с мамой удалось выжить. Мама не только подарила мне жизнь, она спасла её в самые трудные времена, ей, своей маме, я обязана самым ценным на земле – жизнью. Я храню память о ней, память о моих рано умерших братишках и сестрёнках. И хочу, чтобы о них знали мои внуки и правнуки и тоже хранили эту память – память о цене жизни и великом подвиге материнской любви. 
Так закончила прабабушка историю своего детства. 

Я слушала её рассказ, и передо мной вставали картины давно ушедших дней. Сколько же людям пришлось пережить! Чем дальше уходит то время, тем меньше живых свидетелей прошлого. И остаётся только память: память о прошлом, память о людях, прошедших через ад войны, память о самой войне. Не только о подвигах солдат-героев, но и о незаметных подвигах простых людей, которые тоже внесли свой вклад в победу над фашизмом. Их подвиг в том, что выжили назло врагу, сумели сохранить своих детей (пусть и не всех). Я низко кланяюсь своей прабабушке и в её лице всем, кто прошёл через горнило страшной войны, и говорю им: «Спасибо!» Спасибо за то, что вы были и есть. Спасибо за то, что выжили и подарили жизнь нам, вашим потомкам.

Комментариев нет:

Отправка комментария