16+

МЫСЛЕННО Я ВОЗВРАЩАЮСЬ В СВОЁ ДЕТСТВО…

Мой дед Егор Андреевич Коняшкин скончался 1 июня 2000 года в госпитале ветеранов Великой Отечественной войны в Красноярске. Он не дожил до своего 80-летия около трёх лет. У деда была простая, но интересная жизнь. Он оставил после себя много благодарных потомков и дорогих сердцу воспоминаний.

В детстве я, красноярская белобрысая девчонка, очень любила проводить лето у бабушки и дедушки в Уяре. Кроме меня, на летние каникулы к ним приезжали ещё четверо внуков. И мы непрестанно бегали весёлой неугомонной толпой, не осознавая при этом, что нарушаем размеренную жизнь стариков. У нас всегда находились какие-то свои, может по современным меркам и простоватые, уличные развлечения. Игры с мячом, «казаки-разбойники», лепка из глины за огородом, купание в озере, гонки на велосипедах по узкой разбитой непогодой улочке… А ещё мы любили забираться в огород (хоть это было нам запрещено!), рвали спелый горох или выкапывали рыжебокую наливную морковку и, ополоснув её в бочке, съедали с весёлым хрустом. Дед, видя такое безобразие, стучал нам в окошко и показывал кулак: дескать, сорванцы, не портите урожай! Хорошо помню вкуснющие бабушкины щи – деревенские, наваристые. Набегавшись, мы с удовольствием уплетали их за обе щеки. Никогда и нигде я не ела больше таких вкусных щей… 

Великая Отечественная война сыграла в истории нашей семьи, может быть, не такую заметную, как у других, но всё же важную роль. Даже будучи маленькой, я понимала, как нелегко деду далась война. Поэтому он не любил её вспоминать. Дед всё больше лежал в своей небольшой комнатке деревенского дома, читал газеты и книги, которые были сложены неподалёку большими стопками. Любил сидеть у печки, непременно в валенках, и наблюдать за нашими проделками. Когда мы всё-таки одолевали его расспросами про войну, он старался уйти от тяжёлой темы. Говорил, что война настолько страшна и несправедлива, что ему, ушедшему на фронт 18-летнему парнишке, до сих пор близка и ощутима эта боль. Поэтому подробности о тех событиях нам рассказывала бабушка. Мы знали, что дед прошёл всю войну. Сначала был призван на Белорусский фронт. Потом, после контузии в марте 1945 года, служил до декабря 1946 года шофёром в 207-ом танковом полку. В конце войны был награждён орденом Отечественной войны второй степени. 

С моей бабушкой они встретились уже после войны. Дед был статным курчавым красавцем, на которого нельзя было не обратить внимание. Вскоре они поженились и в дальнейшем воспитали четырёх прекрасных дочерей. Одна из них – моя мама. После войны дед работал плотником. Он был мастером на все руки. Сам построил просторный пятикомнатный дом, казавшийся мне в детстве огромным, и перевёз свою семью из Новопятницкого в Уяр. Здесь в 1997 году всей многочисленной роднёй (дочери, зятья, восемь внуков) мы отметили золотую свадьбу бабушки и дедушки. И дом этот, давно проданный после их смерти, снится мне до сих пор. Эти сны снова и снова уносят меня в те далёкие беззаботные времена, прекрасней которых нет ничего на свете! 

Светлана САДЫКОВА

Комментариев нет:

Отправка комментария