16+

«ЖЕЛЕЗНАЯ» БАБУШКА

«Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей!» Эта строчка из стихотворения «Баллада о гвоздях» советского поэта Николая Тихонова наилучшим образом подходит в качестве характеристики для жительницы Уяра Ольги Катковой.

ЧЕТЫРЕ ОЛЬГИ 

Пообщавшись с Ольгой Ивановной, вы ни за что на свете не сможете правильно назвать её возраст. Она ходит с прямой спиной, словно всю жизнь занималась спортом. Летом ухаживает за своим маленьким огородом во дворе многоквартирного дома, почти без одышки поднимается на третий этаж, ходит в магазины, любит вязать носки зимними вечерами. С Ольгой Катковой очень интересно общаться. У неё отличное чувство юмора, хорошие память и слух, как у молодой женщины. Она увлекательно рассказывает о прошлых временах. А когда называет дату своего рождения, смеётся: «Ну и ну! Как же давно это было! Самой не верится!» 

Каждому, кто узнаёт о возрасте Ольги Ивановны, тоже не верится. 20 августа ей исполнилось 95 лет! В этот день к юбилярше наведалась делегация, как оказалось, состоящая… из трёх её тёзок! Это председатель районного совета ветеранов Ольга Скоп, специалист управления социальной защиты населения Уярского района Ольга Давыденко и я – представитель районной газеты «Вперёд». Три Ольги поздравляли четвёртую Ольгу с 95-летним юбилеем! 

– Скорее загадывайте желание, – смеётся именинница. – Четыре Ольги в одной комнате! Когда ещё такое повторится! Спасибо вам, что пришли ко мне в гости. Это такая радость для меня! Приятно, что не забыли про мой юбилей. Сегодня меня уже соседи поздравили. Только что разговаривала с родственниками из Красноярска. Они в пути, едут ко мне в гости, застряли в пробке… 

Имениннице вручили цветы, конфеты и письмо с поздравлением по случаю 95-летнего юбилея от президента России Владимира Путина. В этом письме выражается благодарность Ольге Ивановне Катковой за её вклад в Победу в Великой Отечественной войне. 

Ольга Ивановна – труженица тыла, причём она участвовала в создании самого грозного оружия той войны: реактивных установок залпового огня. «Катюша» – так нежно называли наши воины это легендарное орудие. «Катюша» вызывала у фашистов панический ужас. Они называли её «сталинский орган» – из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб концертного орга́н. Фашисты боялись её мощного ошеломляющего рёва, который издавал «сталинский орга́н» при запуске ракет. 

Мы много раз видели «Катюшу» на военных парадах, в исторических хрониках или художественных фильмах, читали о ней в книгах. Все, кто делал эту боевую машину, несомненно, приблизил Победу. И мы помним о подвиге тружеников тыла! 

ВСПОМИНАЯ ДЕТСТВО 

У Ольги Катковой хорошая память. Её рассказы слушать очень интересно, особенно о событиях времён Великой Отечественной войны. 

Детство её проходило на маленьком хуторе в Манском районе, возле села Шало. 

– Сейчас это село называется Шалинское, – говорит Ольга Ивановна. – У нас была большая семья: мама, папа, пять моих сестёр и два брата. Все мы помогали родителям вести хозяйство. 

Моя собеседница помнит, как мимо их хутора шли переселенцы из Белоруссии, приезжавшие осваивать сибирские земли. Они обживались на новом месте, обзаводились своим хозяйством. А соседи-старожилы помогали им чем могли. 

– Люди шли пешком, ведя под уздцы лошадей с телегами, гружёнными имуществом, – делится Ольга Ивановна. – Помню, возле нашего хутора обосновались белорусы Якубовичи, Бобовичи, Хоружины… 

Вот чем вы занимались в 13 лет? Учились, играли, общались с друзьями… А во времена детства Ольги Катковой многие тринадцатилетние дети уже трудились. В 13 лет моя героиня поехала в Красноярск и устроилась на работу няней в семью заводских тружеников. 

– Детских садов тогда ещё не было, – говорит моя собеседница. – Ребятишек оставляли с родственниками или нанимали подростков в качестве нянек. Правый берег Красноярска в то время только начинал отстраиваться, здесь стояло всего два деревянных жилых дома. Красноярский машиностроительный завод находился в пяти километрах от них. И именно сюда в начале войны эвакуировали завод имени Ворошилова из Коломны. 

И ГРЯНУЛА ВОЙНА 

Когда началась Великая Отечественная война, Ольге Катковой исполнилось 17 лет. К тому моменту она уже трудилась на заводе, а по вечерам училась в школе для трудовой молодёжи. После 22 июня 1941 года для работы на предприятии со всего края мобилизовали почти две тысячи парней и девушек. Прямо с завода юноши, которым исполнялось 18 лет, уходили на фронт. А девушки по 12-14 часов стояли у станков. 

Эвакуация огромного завода в военное время – это большой трудовой подвиг. Из Коломны в Красноярск в очень сжатые сроки перевезли всё энергетическое хозяйство предприятия, оборудование, станки и полуфабрикаты. Всё, что использовалось в производстве. А ещё – транспорт. Интересный факт: в эшелонах вместе с оборудованием на платформах стояли пять новых троллейбусов. Война помешала Коломне запустить в эксплуатацию почти готовую троллейбусную линию. Вместе с заводом в Красноярск переехали тысячи рабочих и инженерно-технических работников с семьями. 

Первые испытания зенитных установок, собранных на эвакуированном заводе, прошли уже 5 декабря 1941 года. Наладить производство в экстремальных условиях и в такой короткий срок – это, действительно, самый настоящий подвиг! И все, кто участвовал в этом деле, – особые люди старой закалки, у которых есть чему поучиться… 

– Мы встречали платформы со станками, – рассказывает Ольга Ивановна. – Эшелоны с оборудованием, машинами и станками текли рекой. Они шли из Коломны целый месяц. Мы, 17-летние девчонки, устанавливали станки и заливали их основания цементом. Некоторые пришлось разместить прямо на открытых площадках, а уже потом возводить вокруг стены и крышу. К тому моменту уже началась зима, стояли морозы. Большинству коломенцев предоставили жильё. Правда, не своё, а с подселением в городе и на его окраинах. Многим пришлось до поры ютиться в бараках и землянках.… 

ВКЛАД В ПОБЕДУ 

Обычно в ремесленном училище на токаря или фрезеровщика учились два года. Однако из-за войны пришлось поторопиться. Местные юноши и девушки научились работать на коломенских станках за девять месяцев. 

– Отучившись в ремесленном, мальчишки вставали к токарным станкам и выполняли более тонкую работу, – говорит Ольга Каткова. – А мы, девчонки, занимались обдирочными работами на фрезерных станках. Делали заготовки для деталей, а потом мальчишки их обтачивали и доводили до идеала… 

Удивительно, но моя собеседница помнит фамилии мастеров и наладчиков из Коломны, с которыми ей довелось работать, – Шилов и Серёгин. По её словам, это были хорошие специалисты и очень терпеливые люди, которые помогали молодёжи справляться с трудовыми задачами. 

Бытовая жизнь заводчан была тяжёлой. Им выдали талоны на питание. К талону полагалась карточка на 700 граммов хлеба с лебедой и травой. 

– Днём мы ели пустой суп с капустными листьями или пустую кашу. Пустой, значит без мясного бульона, – делится Ольга Ивановна. – Вечером в общежитии съедали по кусочку хлеба, запивая его несладким чаем. Если норму не выполнишь, то не дают пропуск на выход. Получаешь талон, по которому можно поесть в столовой, а потом нужно вернуться к станку и выполнить норму. Однажды я спряталась в большую тумбочку, чтобы полчасика передохнуть, и уснула. Потом пришлось до поздней ночи стоять у станка, чтобы доделать свою работу. 

Завод был огромным, с невероятной мощью и объёмом производства. В сутки на нём выпускались 24 реактивные установки залпового огня. 

– Наш цех делал нижнюю часть «Катюши», – говорит Ольга Каткова. – Окончательная сборка всей установки производилась в закрытом цехе. Мне однажды довелось увидеть, как огромные махины в чехлах краном погружали на платформы и вывозили. Это произвело на меня огромное впечатление! По территории нашего завода пролегали рельсы, которые вели к основной железнодорожной ветке. По ним от одного цеха к другому курсировал «мотаня» – так мы называли паровоз с двумя прицепленными платформами, потому что он постоянно мотался туда-сюда. «Мотане» даже посвящали песни и частушки. Однажды, уже после войны, я увидела, как на большом заводском крыльце сидел парень, вернувшийся с фронта, и пел под гармошку: «Я люблю свою «мотаню», как советский паровоз…» А вокруг все улыбались и смотрели на парня с уважением. Странно, но именно этот момент я запомнила лучше всего, в мельчайших деталях, словно это произошло сегодня утром… 

Потом Ольге Ивановне сказали, что тот парень с гармошкой – из 78-й добровольческой сибирской дивизии. В этой дивизии служило семь тысяч сибиряков. Остались в живых и вернулись с фронта только 300 человек. 

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ 

Ещё очень хорошо моя героиня помнит День Победы 1945 года. 

– На рассвете, когда ещё все спали, комендант общежития в пижаме бежал по коридору и кричал что есть мочи: «Война кончилась! Война кончилась! Победа!», – вспоминает Ольга Ивановна. – Мы кое-как оделись и побежали к заводу. К нему стекались целые реки растрёпанных и счастливых людей. Все кричали, махали красными флагами, кто-то произносил речи. Повсюду играли на гармошках, люди танцевали, обнимались. В тот день мы не работали. В общежитии выставили в коридоры все столы, на них выложили, у кого что было – картошку, капусту, хлеб… Потом до вечера праздновали Победу. 

После войны Ольга Каткова работала на красноярском заводе «Электросталь». Вышла замуж, родила двоих сыновей. Потом Ольга Ивановна овдовела, а ещё похоронила одного из своих сыновей. После выхода на пенсию она переехала в Уяр. 

– В промышленном районе Красноярска нечем было дышать, – говорит Ольга Ивановна. – То ли дело воздух в Уяре! Чистый, как в деревне! Родственники из Красноярска приезжают, навещают меня. Так что мне грех на что-то жаловаться в свои 95 лет. Я каждому желаю дожить до моих лет. И даже больше! 

Ольга БЕЗГОДОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий