16+

ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ

Жизни, истории, судьбы… В Бессмертном полку память – одна на всех. И у каждого – своя. Своя история, своя боль и гордость. 9 мая в Уяре прошёл Бессмертный полк. В одном строю – солдаты и офицеры, пехотинцы, танкисты и артиллеристы, связисты и разведчики. Дети, внуки и правнуки фронтовиков взяли в руки их портреты и прошли одной колонной по главной улице Уяра. И каждому из участников шествия было что рассказать.

– На одном портрете мой свёкор-фронтовик Василий Прохорович Тимошенко, – говорит участница шествия Любовь Тимошенко. – Годы его жизни – с 16 января 1913-го по 14 июня 1978-го. А вот это портрет моего деда – Григория Афанасьевича Соболева. Обратите внимание на дату его смерти – 9 мая 1970 года. Мне тогда было 13 лет. Дедушка был красноармейцем. В 1941 году он ушёл на фронт и вернулся в 1945-ом. Много болел. Мне было семь или восемь лет, когда дедушке сделали операцию в Красноярске, удалили из тела осколки, оставшиеся со времён Великой Отечественной войны. Дедушка был пчеловодом и конюхом, он очень любил лошадей. А ещё любил курить, но врачи ему запрещали. 9 мая 1970 года мы с родителями собирались на парад Победы. Дедушка жил в своём доме на другой улице. В 10 часов утра прибежала соседка и сказала, что дедушку нашли мёртвым. В одной руке он держал коробок спичек, а в другой – платок с осколками, которые хирурги вынули из его тела…

– Это мой отец Лаврентий Степанович Несговоров, – говорит Любовь Пронина. – Он был артиллеристом, прошёл Курскую дугу. Был тяжело ранен, осколок застрял у него в лёгком. Папа вернулся с фронта, но много болел.

– Мой дедушка Пётр Герасимович Лариошкин прошёл две войны, – рассказывает Светлана Лутченко. – Он участвовал в финской войне и Великой Отечественной. На фронт его забрали 30 июня 1941 года. Вернулся дедушка с тяжёлым ранением ноги. И всю жизнь осколки выходили по маленькому кусочку из его стопы. Он сильно мучился. Умер дедушка в 62 года. Говорил, что на фронте было очень много совсем ещё юных парней, практически мальчишек. Он слышал, как они шли в атаку с криком: «Ой, мамочка родная!» Было очень страшно, и каждый вспоминал маму. Дедушка был добрейшей души человек. Сейчас мы пытаемся через Интернет найти дополнительную информацию о его военной службе.

– Моему отцу Дмитрию Андреевичу Боярко было 17 лет, когда в 1942 году он ушёл на фронт, – говорит Владимир Боярко. – Он освобождал Польшу, Украину, дошёл до Германии. Дослужился до звания старшины и командовал миномётным расчётом. Три его родных брата, Кузьма, Николай и Александр, погибли на фронте. Восемь лет назад, незадолго до смерти отца, пришло сообщение из Эстонии: поисковики нашли могилу одного из его погибших братьев, который служил разведчиком. Жители маленького эстонского посёлка видели, как его расстреляли нацисты. Брата похоронили, и местные жители до сих пор ухаживают за его могилой. 

– Это мой папа Трофим Исаакович Окунев, – показывает на портрет в руках Людмила Жданова. – Он был связистом, а ещё успел повоевать на войне с Японией. Был контужен и первые десять лет после войны сильно болел. Потом ему сделали операцию, стало лучше. Он всю жизнь проработал на заводе ЖБК, умер в 1998 году. Рассказывал о той войне своим детям и внукам. Вспоминал случай, как однажды у них прервалась связь и папа отправился её чинить. Рядом взорвалась мина, и его контузило. «Мне казалось, что я пролежал, присыпанный землёй и осколками, несколько дней. А на самом деле прошло всего пару часов, пока меня нашли», – рассказывал отец. 

– Мой отец Степан Фёдорович Кулибабин прошёл всю войну, был связистом, – сказала Нина Гениятова. – А это мой дедушка Максим Георгиевич Сахаров, он погиб под Ржевом. Погиб через полгода после отправки на фронт. Пять лет назад поисковики нашли его могилу. И нам удалось восстановить фронтовую историю дедушки. Он был офицером Красной Армии, командовал взводом 661-го полка 88-й стрелковой дивизии. 3 марта 1943 года дедушка героически погиб в бою за город Ржев. Похоронен с воинскими почестями в братской могиле в деревне Харитоновке Ржевского района Калининской области. Нам сообщили, что мой дед был отважным и грамотным офицером, командиром стрелкового взвода, политработником. И погиб он, проявляя мужество, личным примером призывая рядовых бойцов и командиров идти в атаку. Мой отец ушёл на фронт добровольцем, когда ему исполнилось 17 лет. В военкомате он приписал себе один год. Отец обеспечивал военные позиции бесперебойной телефонной связью. Был контужен. За доблестную службу награждён орденами и медалями. 

– Мой дед Степан Емельянович Кабашин вернулся с фронта в 1945 году, – сказала Татьяна Дударева. – Он воевал под Калининградом, был в Польше, дошёл до Берлина в звании ефрейтора. Я родилась уже после его смерти. Мой дядя рассказывал, что Степан Емельянович расписался на Рейхстаге. Дядя ездил в Германию, пытался найти эту роспись, но не смог. Там же не все надписи сохранились… А это дедушка моего мужа – Михаил Степанович Дударев. Михаил Степанович был призван на фронт в 1941 году. В 1942-ом на него пришла похоронка, он погиб под Сталинградом. Фотографии не осталось, поэтому носим только его имя. 

Один из участников Бессмертного полка – Владимир Никишкин пришёл с целой галереей из трёх рамочек. В одной – фото гвардии красноармейца Ивана Кузьмича Никишкина. А ещё там написано, что Никишкин, находясь в боевых порядках стрелковых подразделений, при отражении контратаки противника огнём миномёта уничтожил два вражеских пулемёта с расчётами. И когда гитлеровцы подошли на близкое расстояние, он взял автомат и расстрелял 11 немецких солдат. В другой рамочке указано имя младшего сержанта Нестера Викторовича Чалык, который пропал без вести в марте 1943 года. На третьей табличке тоже есть только имя старшего сержанта Филиппа Прокопьевича Лихачёва, воевавшего на втором Украинском фронте и награждённого орденом Красной звезды. 

Лариса Руденко пришла на шествие с портретом двух прадедушек: Николая Николаевича Вершицкого и Якова Петровича Медведева. Яков Петрович пропал без вести в 1942 году. А Николай Николаевич прошёл всю войну от начала до конца и вернулся с фронта. 

– Это мой отец Анатолий Филиппович Кочетов, он был связистом, получил три тяжёлых и два лёгких ранения, – говорит Людмила Гордеева. – Потом его часто мучили боли. Умер отец в 53 года.

Супруг Людмилы Анатольевны – Владимир Гордеев пришёл на шествие с портретами своих родителей: Иннокентия Кононовича и Марии Брониславовны. Иннокентий Кононович воевал, дошёл до Берлина, а потом ещё на Украине сражался с бандеровцами. 

Александр Лутченко пришёл на шествие Бессмертного полка с портретом отца Ильи Савельевича Лутченко. Он служил в разведке на 1-ом Украинском фронте, защищал Сталинград, дошёл до Берлина. Умер в 92 года. Ещё один портрет, который нёс Александр Лутченко, – его тестя, Константина Григорьевича Лавицкого. 

– Это мой дед Иван Петрович Хайлов, служил в 91-й конной дивизии, погиб в 1942 году под Орлом, – сказал участник шествия Сергей Хайлов. 

Людмила Жилицкая и её внучка Кристина пришли с портретом Валентины Павловны Таран, которая служила в 31-ом отдельном полку связи 22-й армии второго Прибалтийского фронта. 

– Мама прошла всю войну от начала до конца, – сказала Людмила Ивановна. – Она вернулась домой и дожила до 85 лет. А это мой папа Иван Сергеевич Таран. Он участвовал в войне с Японией в составе 1009-го стрелкового полка. Мама и папа познакомились после войны. Мама, которая служила связисткой, рассказывала, как её однажды отправили на задание. Она его выполнила и вернулась. Вот только в расположении её части не осталось ни одного живого человека. Немцы всё разбомбили. Помню, папа всегда говорил: «Не дай бог вам испытать то, что мы перенесли!» 

9 мая по всей стране, во всех городах, больших и малых поселениях прошли колонны Бессмертного полка. Такие же шествия проводились во многих других странах мира. И год от года государств, которые присоединяются к традиции шествия Бессмертного полка, становится всё больше. А значит – память жива! И у человечества есть шанс не повторить одну из своих самых страшных ошибок.

Ольга БЕЗГОДОВА 

Комментариев нет:

Отправить комментарий