КЛЮКВЕНСКИЙ ФРОНТ: 100 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

В газете «Вперёд» от 8 июня 2018 года № 23 была опубликована статья «Заслон на пути белочехов», которой мы открыли цикл публикаций, посвящённых 100-летию создания на территории Енисейской губернии Клюквенского фронта. Предлагаем вашему вниманию ещё один материал на эту тему. 

Давайте заглянем немного в историческое прошлое Уярского района. 

Октябрь 1917 года. В стране свершилась Великая Октябрьская революция. Скоро эта весть долетела до Красноярска, а затем и до нашего района… 

С тех пор прошло уже более ста лет, но это политическое событие 20-го века не утратило своей актуальности и в наши дни. Оно связано с решением одной из самых острых проблем современности ­­­­– войны и мира. 

Сто лет назад на месте нынешнего Уяра было два поселения: село Уярское и рабочий посёлок Клюквенный. В селе люди занимались крестьянским трудом, а в посёлке жили рабочие, обслуживающие железнодорожную станцию Клюквенная. 

Сменился государственный строй, в России повсеместно стали создаваться Советы крестьян и рабочих. На станции Клюквенной был создан железнодорожный комитет. 

Конечно, для большинства населения такие перемены были не понятны. Веками устоявшийся строй рухнул! Что делать? Кого слушать? С ноября по май 1918 года в Уярской волости существовало двоевластие: на ст. Клюквенной действовал железнодорожный комитет, в селе Уярском – как до революции: волостное правление. 

Наступил 1918 год. Сибиряки встречали первую «не военную» весну. Демобилизованные солдаты, истосковавшиеся по простой мужицкой работе, с радостью шли за плугом. Прикидывали, какого нынче надо ждать урожая. Но недолго им пришлось наслаждаться мирной жизнью. В апреле-мае 1918 года в результате ошибок Совета Народных комиссаров вспыхнул чехословацкий мятеж. 

Но вот вопрос: как у нас оказались чехи и словаки? Это очень интересный факт. Чехи и словаки в годы Первой мировой войны перешли на сторону России. Они мечтали в составе русской армии добиться освобождения своего Отечества от ненавистной им габсбургской династии. Но в России произошла революция. К власти пришли большевики, и один из первых декретов был – «Декрет о мире». Чехов и словаков отпустили домой, и они стали возвращаться к себе на родину. И это был долгий путь. Западное направление исключалось, оставался только один путь – эшелонами по железной дороге через Сибирь на Дальний Восток. А затем – кораблями из Владивостока через три океана в Европу. Чехословацкие войска, передвигавшиеся небольшими эшелонами на восток, вначале не вызывали у местных советских работников опасений. Было известно, что эти войска, как бывшие военнопленные Первой мировой войны, возвращались к себе на родину через восток. Это было разрешено Советским правительством при условии, что они будут разоружены в Пензе. Но такого не произошло, и эти войска двигались по стране вооружёнными. 

40-тысячная армия растянулась по всей Транссибирской магистрали – от Москвы до Владивостока. Она дала клятву о невмешательстве в дела российские, но клятву эту не сдержала. Вспыхнувший мятеж на местах поддержали офицеры бывшей царской армии и недовольные крестьяне. 

Белогвардейцы захватили города Ачинск, Мариинск, Боготол, Канск, станцию Иланскую. Красноярск оказался в окружении белогвардейской армии. Наступление началось со стороны Канска. И самой большой преградой на пути колчаковцев к Красноярску оказалась станция Клюквенная. Был создан Клюквенский фронт. Командование Клюквенского фронта определило позиции боя на подступах к мосту и за мостом через реку Рыбную – чуть западнее посёлка Громадска. В дополнение к имеющимся воинским частям срочно формировались рабочие отряды и отряды ополчения из местных жителей. 

На станции Клюквенной рабочие создали свой красногвардейский отряд, возглавил его железнодорожный комитет. В его состав входили Михаил Фёдорович Баранько, Макутин, Лаврищев, Брыленко. Другой отряд возглавили братья Карасёвы. Из Красноярска была направлена большая группа пропагандистов и медиков. В её состав вошли три сестры Кристовские – Елизавета, Валерия и Ираида. Ираида и Валерия были на Клюквенском фронте возле Громадска. Место, где проходило собрание на лесной поляне, сейчас называется Крестовка. Между станцией Клюквенной и селом Уярским был пустырь. Там вырыли окопы и защищали Уяр перешедшие на сторону красных интернационалисты венгры-мадьяры, латыши, немцы. В задачу медсестёр Кристовских входило не только оказывать раненым медицинскую помощь, но и вести агитационно-пропагандистскую работу среди бывших военнопленных, перешедших на сторону Советов. Выполнять это задание Кристовским было легко, потому что каждая из сестёр знала иностранные языки. Перед началом боя перед защитниками Клюквенной выступал Вейнбаум – тогда он был секретарём губкома партии. Одна из улиц нашего города носит его имя. 

Пулемётная часть находилась на Пятницкой горе (район старого летнего лагеря Александровского совхоза, урочище «Маяк»). Пулемёты стояли на колокольне Спасо-Преображенской церкви. Три артиллерийских орудия находились на Ольгинских высотках (сегодня чуть выше лесопитомника). Первый бой состоялся у разъезда Громадский 12 июня 1918 года – это был левый фланг фронта, правый находился в селе Рыбинском (ныне Рыбное), центр в Уяре. 

Забрезжило утро. Заалел восток. Брызнули первые лучи солнца, вокруг стоял аромат полевых цветов и трав. И в один миг всё это исчезло, начался страшный бой, который вскоре перешёл в рукопашную схватку. Падали люди справа и слева, слышались проклятья и стоны, крики, гремели выстрелы орудий, трещали пулемёты, в домах вылетали стёкла. Уярским защитникам удалось остановить бронепоезд, пустив навстречу паровоз. Но силы были слишком не равны. 

До последнего патрона отстреливались защитники Клюквенского фронта, отстаивая этот небольшой клочок русской земли – железнодорожный разъезд, которого и на карте-то не было. Но в то время и в той ситуации он для защитников был важен: от того, в чьих руках окажутся разъезд и кусок дороги, зависела судьба многих жителей селений и деревень, расположенных близко к железной дороге. Один из защитников Николай Ковальчик отстреливался до последнего патрона и погиб. Погибла одна из сестёр Кристовских – Елизавета, закрыв собой Ираиду. После жестокой битвы красноармейцы отступили, и бой продолжился уже в Уяре. До сих пор остались следы от тех боёв на уярской земле. Это заросшие травой окопы, где земля продолжает отдавать потомкам гильзы и патроны. А 50 лет назад здесь ещё находили винтовки и снаряды. Уцелевшие бойцы рассеялись по тайге, впоследствии большинство из них составили костяк многих партизанских отрядов. А над ранеными красноармейцами началась расправа. 

Ольгинские мужики выкопали у железнодорожного полотна могилу и похоронили погибших, а жители близлежащих деревень увезли своих родственников и похоронили на деревенских кладбищах. Некоторые имена удалось установить. 

В 1920 году на месте боя был установлен памятник. Сейчас за ним ухаживают два сельских Совета: Громадский и Новопятницкий. 

Началась кровавая страница в истории страны, в том числе нашего района. Карательные отряды жестоко расправлялись с захваченными ранеными красноармейцами, сочувствующими советской власти и всеми, кто пытался протестовать. 

В обороне Клюквенной принимали участие и уярские девушки. Они перевязывали раненых. Известны фамилии некоторых из них: сёстры Егошкины (на девушек поступил донос, но они успели скрыться из Уяра), Берта Ципцевич (вместе с матросом Лаврищевым она ушла в Семёновку, но там их выдали, и они были расстреляны). Снабжение Мариинского и Клюквенского фронтов было поручено Зинаиде Гущиной – девятнадцатилетней коммунистке. Впоследствии она погибла на Клюквенском фронте. 

Кровавую расправу у Озёрной видел уярский красноармеец Роман Спирин, который чудом уцелел и лежал между трупами. Был остановлен поезд с ранеными красноармейцами. Они были похоронены там, где их настигла смерть. После прихода Советской власти в двадцатые годы их останки были захоронены на блок-посту Озёрный. 

Особенно жестоким был отряд Красильникова, который не щадил никого – ни детей, ни женщин, ни стариков. Этот отряд стоял на станции Клюквенной и хозяйничал в округе. На запасных железнодорожных путях стоял «вагон смерти», в котором людей допрашивали, а потом казнили всех неугодных. Только за один день, по воспоминаниям старожилов, были расстреляны более 80 человек. Хоронили их в 30 гробах, в гроб складывали по два-три человека. Приговорённые перед казнью сами вырыли могилу – большую, одну на всех. Она находилась возле водонапорной башни. В эту же большую братскую могилу затем скидывали всех расстрелянных или повешенных позже. Это поле называли в народе «расстрельным». 

Сопротивление белым властям нарастало с каждым днём. Слухи о жестоких расправах поползли от дома к дому. В 40 километрах от Уяра, в селе Перово (ныне Партизанск), и в станице Степной Баджей организовываются партизанские отряды. Повсюду сельские сходы решают: «Податей не платить, молодёжь в армию не посылать». В Уярской и Перовской волостях возникали стихийные очаги сопротивления белой власти, которые с лета 1919 года переросли в массовое партизанское движение. Так образовалась Степно-Баджейская партизанская республика. Началась партизанская война. На территории нашего района штаб партизанского движения находился в селе Толстихино. А в селе Семёновка был штаб белогвардейцев. Деревни Николаевка и Ново-Николаевка были в центре этих страшных событий. Бои шли один за другим. Расстрелы, порки шомполами, казни через повешение... 

Декабрь 1918 года – самый страшный в истории д. Барашково (ныне Николаевка). 17 декабря прикладами и плетями был согнан народ на сборню, там же был оглашён список, поданный учителем «большевиков» и сочувствующих. Начался полевой суд и расправа. Мужиков заставили принести берданки и по 50 рублей с каждого мужика контрибуции. Это огромная сумма, ведь в то время корова стоила 8 рублей! А в назидание вынесли приговор – казнить арестованных. Алексея Павличенко, Арсентия Лапицкого, Павла Никифорова, Михаила Ермилова расстреляли. Ивана Черникова, Владимира Солощенко повесили. Но такая была к ним ненависть, что в убитых и повешенных стреляли до тех пор, пока они не превратились в кровавые куски, набитые свинцом. Сиротами остались 23 ребёнка. 

Екатерина АЛЁХИНА,
заведующая историко-краеведческим
отделом Уярской межпоселенческой библиотеки

Комментариев нет:

Отправить комментарий