ЕЁ ИМЯ АССОЦИИРУЕТСЯ С ПОБЕДОЙ

– А почему Мая? 

– Потому что родилась 7 мая. И кто знал, что это будет канун Победы… 

Труженики тыла – живые свидетели того времени, когда шла Великая Отечественная война. Они знали о ней не по книгам и кинофильмам. Они её пережили. Недоедали, недосыпали, укрепляя мощь Советской Армии. Женщины, старики, подростки заменили ушедших мужей и сыновей, отцов и братьев, трудились на полях, заводах и фабриках. Эти героические люди внесли свой большой вклад в Великую Победу. Тыл и фронт были едины. 

Комплексный центр социального обслуживания населения Уярского района сегодня обслуживает 44 труженика тыла. Большая часть из них – женщины. Их самоотверженный труд в годы войны с каждым днём приближал Победу. Мая Григорович – одна из них. 

Прижавшись к печи, сидит передо мной пожилая женщина – Мая Максимовна Григорович. Мать семерых детей, ветеран труда, труженица тыла. За этими короткими словами скрывается жизнь длиною в 90 лет. 

8 мая за большим столом соберутся дети, внуки и правнуки Маи Максимовны, чтобы поздравить её с днём рождения. А она украдкой смахнёт слезу, и опять нахлынут воспоминания о прожитой жизни… 

Родилась Мая Максимовна в большой и дружной семье. Отец с матерью воспитывали семерых детей. Мая – самая старшая. Семья жила в Белоруссии – в селе Головчино Могилёвской области. Через их село проходила дорога, которая спускалась к реке, а через мосток уходила в лес. Знаменитые белорусские леса окружают поля и болота. Дом Маи стоял крайним у реки, возле мостка. 

22 июня 1941 года началась война, а ровно через месяц семья Маи первой почувствовала на себе, кто такие фашисты. Ровно через месяц, 22 июля, прямо посреди ночи в их селе вдруг стало очень шумно: лаяли собаки, ревел скот, выли сирены машин, улицы освещали прожекторы. Кто-то громко кричал: «Русские, шнель, шнель, на улицу!» 

С шумом выбивались двери в дома, людей выгоняли на улицу под дулом автомата. Всех жителей выстроили вдоль дороги. Испуганные дети прятались за своих родителей. 

– С сегодняшнего дня хозяева – мы! – сказал немец, ходивший между сельчанами и строем автоматчиков. – Вы будете работать на нас. Если у вас будут скрываться партизаны, мы будем вас расстреливать. Вот так! 

Он махнул рукой. Автоматная очередь разрезала тишину. Несколько человек упали лицом в пыльную дорогу, а на их белых сорочках появились алые пятна крови... Женщины закричали, дети заплакали. Ещё одна очередь над головами. Напуганные люди присели. Всем стало понятно: они – под оккупантами. 

– Вы уже поняли, что сопротивляться бесполезно?! Вы будете работать на Великую Германию! – продолжал громко выкрикивать немец. 

Мая вспоминает, как они, дети, жались к матери, а её рук не хватало, чтобы закрыть их от беды. 

Немцы распустили всех жителей по домам, когда солнце было уже высоко. Всем приказали идти на работу. 

Отец ушёл воевать в первые дни войны. Все трудности и тяготы легли на плечи матери и старшей Маи. 

Несмотря на маленький рост, Мая была крепким ребёнком и не боялась работы. До войны с восьми лет трудилась с матерью на полях, помогала по дому, доила коров, нянчилась с младшими детьми. Мать вручную жала пшеницу и вязала снопы, а Мая носила и складывала их в скирду. Работали в поле с утра до вечера за трудодни. В журнале им ставили отметки – палочки, которые означали, что человек трудился. Работа в колхозе сменилась рабским трудом на немцев. 

Сельчане сеяли пшеницу, растили урожай, ткали, пекли – и всё отдавали немцам. В семье Маи была корова. Молоко от неё забирали немцы. Иногда назад отдавали обрат, но за ним надо было ещё отстоять в очереди несколько часов. Иногда фашисты развлекались – выливали обрат под ноги, а сами громко смеялись и говорили: «Млеко, млеко, на млеко!» 

Мая уходила ни с чем. Дома на неё молча смотрели детские голодные глаза, а она лишь качала головой: «Нет, сегодня ничего нет». 

– Это страшное слово – голод! Я боюсь его до сих пор, – говорит Мая Максимовна и вытирает слёзы. 

– Как же вы выживали? – спрашиваю её. 

– Спасал лес. Рвали ягоды, грибы, траву. Всё сушили, заготавливали впрок. Сушёную траву добавляли в муку, после чего пекли лепёшки. 

Однажды немцы сбили русский самолёт. Лётчик спрыгнул на парашюте в болото, потом три дня из него выходил. И вышел к их деревне. 

– Я тогда рано утром выгоняла коров в поле и увидела его, – вспоминает Мая Максимовна. – Он был раненый, мокрый и голодный. Я ему рассказала, что в нашей деревне немцы. Вернувшись домой, шепнула матери, что в лесу лежит раненый лётчик. Мать засуетилась, а ночью переправила его к партизанам. 

Война шла уже второй год. В лесу было много партизан. В одном из отрядов командиром был брат отца Маи. Как-то ночью он пришёл к ним домой и сказал: «Мая, ты уже взрослая, вся надежда на тебя. Будешь носить чистое бельё партизанам». 

Трудно приходилось партизанам в лесу. Нельзя было жечь костры, так как немцы могли их заметить и окружить. 

– С тех пор я носила в лес чистое бельё, – рассказывает Мая Максимовна. – Женщины в селе его стирали ночами, сушили. Сено спасало не только вещи, но и людей. 

Как-то уже под осень мать забежала в дом и шёпотом сказала: «Всем сидеть тихо, не выходить на улицу, в окно не выглядывать». И при этом погрозила малышам пальцем. Только через некоторое время она рассказала Мае, что прятала в селе старого еврея, который убил немца. 

Иногда ночами немцы устраивали облавы, выводили всех на улицу и считали по головам: все ли на месте? 

– В своей деревне нам больше оставаться было опасно, – продолжает своей горестный рассказ Мая Максимовна. – За связь с партизанами, укрытие еврея всей нашей семье грозил расстрел. И партизаны решили вывезти нас в другое село. Собрав кое-какие пожитки, мы ушли через топкое болото. Немец в него даже не совался. В другой деревне мы заняли брошенный дом на пригорке. К нам сразу же пришёл немецкий комендант и спросил: 

– Кто такие и откуда? 

– Беженцы мы. 

Комендант посмотрел на свору детей и заявил: 

– Не нужны нам нахлебники! 

– Мы будем работать с дочерью за двоих, – пыталась успокоить немца мама. 

– Ладно, посмотрим, – ответил он. 

Паспортов тогда не было, и комендант поверил на слово. 

Прошёл ещё один год войны. Село продолжало находиться под оккупантами. 

22 июля 1944 года начались бои за их деревню. Ожесточённая битва длилась два дня. Наши то отступали, то отбрасывали немцев. Дома были сожжены, население пряталось в окопах. Если немцы возвращались, лютовали со страшной силой: выгоняли людей из окопов, расстреливали. Матери прикрывали малышей трупами убитых. Немцы сгоняли скот и людей в амбар и поджигали. Жгли зерно, уничтожали всё на своём пути. Крик людей заглушал взрывы и грохот орудий. 

– Когда немцы отошли, для нас это уже была победа! Мы разгребали горелое зерно, промывали его и пекли из него хлеб, который был с дымом и гарью. А ещё – политый слезами. Но это был наш хлеб! – говорит моя собеседница. 

Я смотрю на натруженные крепкие руки Маи Максимовны и думаю: «Как много досталось этой женщине, её рукам. Сколько теста она замесила, сколько хлебов перепекла за свою жизнь! А стряпня у Маи Максимовны, действительно, знатная! 

Счастья Вам, здоровья и мирного неба над головой, Мая Максимовна! С наступающим праздником 9 Мая! Ваша жизнь – пример для молодого поколения. Нам есть у кого учиться. Нам есть что беречь и помнить… 

Наталья ЕГОРОВА,
заведующая отделением
соцобслуживания на дому № 1
КЦСОН Уярского района

Комментариев нет:

Отправить комментарий