ПАПИНА МЕДАЛЬ

Моя жизнь началась с фронтовой землянки. В прямом и переносном смысле. С передовой отец вернулся в 43-м по ранению. Рассудил: в городе, где нищета и голод, долго не протянуть (тогда семья жила в Канске). В заготзерно, исходя из состояния здоровья солдата, предложили оберегать тягловую силу (небольшой табун лошадей). Для этого коней на выпасах держать и на зиму кормом обеспечивать. 

Семью из четырёх человек (сам пятый) отец решил с собой взять, чтобы всем вместе, так сказать, гуртом жить. А где, как? Дом построить – не осилить, ранение-то в руку. Да и на что? И тогда решил он… землянку сладить. Дело, знамо, отработано – сколько их на фронте поставили с братвой! 

Сказано – сделано. И семья благополучно перебралась на земляные ниши с пахучими соломенными матрасами. Тут-то и я в 45-м родилась. За четыре месяца до окончания войны. 

Сколько зим, столько и лет прошло с тех пор – целая вечность. Теперь, с высоты прожитого, я смотрю на то, что приобретено бесценного или утрачено. Прям, как кинопоказ начинается со всеми стоп-кадрами, напрочь впечатавшимися в память. 

С заимки той в город перебрались на подводе. Помню, как ехали перелесками, светило солнце и жужжали пчёлы. 

За годы, прожитые на вольнице, родителям удалось скопить деньжат на домик в городе, чтобы дети, наконец-то, смогли пойти учиться. 

В Канске, по Ашкаульскому тракту, вдоль которого тянулась наша улица, почитай, все такими были, как мы, Горбуновы, – большесемейными и бедными. Богатыми считались соседи по фамилии Мацуль – у них на кухне, у порога, клеёнка была постелена и кровать с пружинной сеткой в горнице стояла. 

Босоногое детство… Самой крутой забавой для нас зимой было катание на кошёвках. Чужих, конечно. Заскочишь на полозья сзади и, если возница вроде как не заметил ребячьей шалости, прокатиться до следующего угла переулка. Опасно это, конечно, было – полуторки уже изрядно сновали по тракту, запросто под колёсами окажешься. Вот за что однажды я такой взашей от брата Васи получила, что охотка эта напрочь была отбита. 

А длинное лето запомнилось догонялками, скакалками, игрой в классики. Особо почитаема была «погоня» за стёклышками. Это у кого больше и красивее их оказывалось. Добывались осколки одним способом: рылась земля там, где когда-то была мусорная куча. Помню, однажды, держа в руках некое разноцветье, подумала: «Какая я богатая». Смешно… 

Но самым жгучим воспоминанием детства осталось другое – гордость за отца. Соберётся детвора где-нибудь на брёвнышке и давай наперебой рассказывать, кто у кого и как дрался с фашистами. Уже тогда я начинала сознавать: это не бахвальство перед сверстниками, а растущая та самая гордость. Потом уже понимание пришло: причастности нашей семьи к нечто большему и очень, очень важному. 

Отец наш – Пётр Филиппович Горбунов – всегда находился во главу угла семьи. Это понимали братья и мы с сестрой. Непременно поддерживала это и мама. 

А куда без папки-кормильца? Придёт, бывало, с работы усталый – он в то время бригаду строителей возглавлял, десятником значился. Отдохнёт, затем проверит, всё ли сделано в его отсутствие во дворе, в доме, и давай со мной, малой, возиться. При этом шутка за шуткой так и сыпались. 

Любимым нашим с ним занятием было, сидя у раскалённой печки, поджаривать картофельные пластины и тут же, хрустящими, есть. 

Умиротворённость полнейшая: дрова потрескивают, посапывает свернувшийся в клубок кот, из репродуктора льётся песенка про шар голубой. Кстати, чёрная тарелка на стене была единственным техническим «пятном» в доме. 

Очень любил отец песни Лидии Руслановой. За голос народный, за то, что про войну знала не понаслышке. 

Почти четверть века отдал отец работе на уярском предприятии «Заготзерно», трудился там с 1956 по 1980 годы. Думаю, немало ещё осталось тех, кто трудился с ним бок о бок и хранит о нём светлую память. 

Из многих же папкиных рассказов о войне запомнился этот. 

В январе 42-го, когда шла великая битва Второй мировой – битва за Москву, 510-й гаубичный полк, в котором отец был зарядным, под Ржевом попал в окружение, заняв круговую оборону. Почти месяц, а точнее 29 дней, держались бойцы. Изматывали сильные морозы, голод, но тщетно – сибиряки стояли насмерть. Потом был прорыв «котла». Передвигались по-пластунски. И вот ведь как вышло: кто ринулся первым – многие остались в живых, в том числе и отец наш. Тех же, кто в хвосте оказался, отсёк фашист. Папка хорошей тогда мишенью стал: не застегнул шинель и, когда полз, полы её развевались, как флаги. Так и вернулся он домой в этой изрешечённой пулями шинели. Не могу одно понять: как мы, дети, не уберегли её потом, утратили. 

Зато полный комплект наград, где самое почётное место занимает медаль «За отвагу», сохранён. И к реликвиям этим уже проявляют интерес правнуки и даже праправнуки. «Каким был деда Петя?» – обычно так начинают расспрос. 

А был он невероятно добрым и справедливым. Когда, например, в трудном положении оказался его родной брат, открыл двери своего дома: в тесноте да не в обиде будете. И несколько месяцев под одной крышей жили две семьи. Позже в подобной ситуации оказалась семья сестры мамы. Также мы подвинулись на полу, ведь кровати нам только снились. 

Ещё один случай помню отчётливо. В начале 50-х годов то ли Курилы, то ли Камчатку накрыло цунами. Так родители под своим кровом обогрели прибывших издалека знакомых. 

Да, в послевоенные годы многие так жили. Ждали лета – скорей бы огород уродил. В очередях за хлебом стояли и за водой. И платили налоги. Держишь свинью, кур – сдай государству мясо, яйца. Корову – неси молоко. И некому было доказывать, хватало семье оставшегося или нет. 

Так нескончаемо долго и натужно страна отходила от войны. 

Выстояла наша семья в этой круговерти. Во многом благодаря отцу, его жизнелюбию и здравому рассудку. Они, ну, конечно же, с мамой были стержнем, цементирующим звеном в нашем многочисленном семействе. 

Не могу не вспомнить ещё один эпизод. В начале 70-х годов отцу, как фронтовику, государство выделило легковую машину. Ему, с одной-то, считай, рукой? Естественно, перед ним встал сложный вопрос: кому доверить технику? 

Дочки, понятно, тут не в счёт. А кому из сыновей? Оба ведь шофёры. Один лишь был перевес в пользу Миши: он старший. Решение отца младший сын Василий принял достойно. Это больше нигде и никогда не обсуждалось. 

Хороший урок всем, кто причастен к нашему семейству, получился. 

А семейство наше – это высокое (объёмное – не объять!) генеалогическое древо. Что ни год, то новые и новые «веточки» на нём появляются в виде Ань, Никит, Вов, Настей, Юль, Ярославов, Вань, Варь, Евы… 

Недавно, к трёхлетию внука Матвея, мы с ним приготовили концерт. В руках голубой шар. Раскачиваясь в такт мелодии, я начинаю: 

– Крутится, вертится шар… 

– …голюбой, – тоненьким голоском вторит Матвейка. 

– Крутится, вертится над… 

– галявой, – всё также робко тянет он. 

– Крутится, вертится, хочет… 

– …опасть! – детский голосок уже звучит громче, следует присядка, вошёл, значит, во вкус игры. 

Я, создавая ажиотаж: 

– Кавалер барышню хочет… 

– …акасть! – ну, тут уже радости внуковой не было предела: всё получилось! Публика, умиляясь, рукоплещет… 

Запомнит это Матвей? Вполне допускаю. Как я в его возрасте – заимку с цветущими полями окрест, и пахнущую свежим сеном землянку. 

Да, другое сейчас время, другие, как говорится, нравы. Но непременным остаётся одно: любовь к Отечеству. К земле, на которой выросли, к родным и близким своим. Миллионы людей во Вторую мировую войну отдали свои жизни за это. А тех, кто вернулся с этой бойни, осталась, считай, малая горстка. Годы уходят, с ними и люди… 

Российский писатель Захар Прилепин очень точное произвёл попадание, назвав войну первобытным состоянием человечества. И долг каждого здравомыслящего человека – всячески препятствовать возникновению очагов возгорания ненависти людей, вражды народов. Растить детей и внуков достойными продолжателями дел отважных отцов и дедов наших. 

Вот почему однажды, в канун очередной годовщины Второй мировой войны, внутренний голос мой подсказал организовать урок мужества с подрастающим поколением. С интересом дети слушали взрослых, читали стихи о войне, задавали вопросы. А сегодня они готовятся в светлый День Победы пройти в Бессмертном полку с портретом их деды Пети. 

И последнее. Как бы ни сложилась жизнь наших внуков и правнуков, я знаю, я убеждена: папина медаль, папины награды – трудовые и боевые – ещё не раз соберут за круглым столом не одно поколение Горбуновых. 

Валентина БАИМОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий