«ЛУНА НА СВЯЗИ!»

На стуле возле крыльца ГДК сидел человек с гвоздиками в руках. 9 мая он пришёл на празднование Дня Победы. Единственный из восьми ветеранов-фронтовиков Уярского района, кто по состоянию здоровья смог прибыть на праздник, который проходил в центре города. 

Этот человек – Иван Лепа. Младший сержант советской армии, связист, служил в 323-м стрелковом полку. Иван Александрович награждён орденом Отечественной войны, многими медалями, в том числе – «За отвагу». Наш земляк воевал на Втором Прибалтийском и Забайкальском фронтах, участвовал в обороне Ленинграда и войне с Японией.

Когда началась Великая Отечественная война, Иван Лепа был ещё 15-летним пареньком. Жил он на хуторе близ деревни Каменногорновка Уярского района. Стояло жаркое лето. Три младших брата Ивана играли на улице. Сам он и его мать были в доме, когда прибежала запыхавшаяся соседка с криком: «Война началась! Ой, господи, господи! Война началась!» 

– Я хорошо помню утро 22 июня 1941 года, – говорит Иван Александрович. – У соседки было радио. Когда она прибежала с криком, мы в первые минуты не могли понять, что происходит. С того момента в нашей жизни всё изменилось. Мужчины ушли на фронт. Оставшиеся жители, в основном женщины, дети и старики, работали от зари до зари, без выходных. Нужно было выполнять норму по зерну, картофелю. Мы сдавали овечью шерсть. Если кто-то резал свинью, то шкуру от неё необходимо было тоже сдать. Думаю, свиные шкуры шли на сапоги, которые были так необходимы нашим солдатам…

Мама Ивана Александровича работала почтальоном, а после основной службы трудилась на сезонных работах: молотила зерно, вязала снопы из скошенного сена, выполняла другие обязанности. Насколько страшной была та война, семья Лепа могла судить по огромному количеству похоронок, которые приходилось разносить по Каменногорновке и соседним населённым пунктам и хуторам. 

– Мама ездила за почтой в Уяр на коне, – вспоминает Иван Александрович. – Потом сама разносила почту. Очень расстраивалась, когда одна за другой пошли похоронки. И радовалась, когда передавала письма родным от солдат.

Для самого Ивана всё началось в ноябре 1943 года, когда ему было всего 17 лет. 

– Меня и ещё одного парня из Каменногорновки призвали, когда нам ещё не исполнилось 18, – говорит Иван Александрович. – Отправили в училище, где мы полгода обучались военному делу. Тот парень потом пропал без вести. Я стал стрелком-пулемётчиком. После обучения попал в 323-й стрелковый полк. На поезде нас повезли на Запад. Остановились на станции Невель, дальше немцы разбомбили дорогу при отступлении. Дней семь, когда пешком, когда бегом, мы догоняли фронт. Помню, как приняли первый бой, попали под сильный миномётный огонь. Много людей тогда полегло. В августе меня ранило осколком снаряда в челюсть. Правда, ранение было не очень сильное – я был в сознании, мог ходить… 

В санитарную роту Ивану Александровичу пришлось добираться своим ходом. По дороге его подобрала машина, в которой везли тяжелораненых. На полпути шофёр сказал, что у него заканчивается бензин, поэтому он завезёт всех в первую же санчасть, где им смогут оказать помощь. Так что до санроты, куда Ивана Лепу направили изначально, он не добрался. В итоге его впоследствии сочли пропавшим без вести. Об этом сообщили матери. Хорошо, что вскоре Иван Александрович сам написал письмо домой, сообщив, что с ним всё в порядке.

– Я оказался в санроте артиллеристов, – рассказывает мой собеседник. – Там меня подлечили, а потом направили в 182-ую гаубично-артиллерийскую часть. Командир артиллеристов спросил у меня: «Если тебя возле пушки поставят, не испугаешься, когда стрелять начнут?» Я, конечно, ответил, что не испугаюсь. Для артиллеристов очень важно было поддерживать непрерывную радиосвязь со штабом и другими родами войск. И мне пришлось переквалифицироваться в связисты. А я до этого ни разу даже телефонную трубку в руках не держал. Но меня быстро научили, что да как. Помню первое своё дежурство. Поступил сигнал, я взял трубку. Назвал, как положено, позывной нашей части: «Луна слушает!» Потом передал трубку командиру. И он стал кричать в неё: «Огурчиков нам надо! Подкиньте нам огурчиков!» Потом только я узнал, что «огурчики» – это снаряды. А вообще служба связистов была не из лёгких. Я на брюхе прополз столько километров, что не счесть! Прервётся связь, так вдоль линии приходилось ползти, пока не найдёшь порыв. 

Иван Александрович вспоминает один из самых страшных своих моментов на войне. Их часть шла по широкой дороге, когда в небе вдруг послышалось гудение. Рокот всё приближался. Самолёты! Все уже собрались бежать и прятаться в лесу по обеим сторонам. Но командир роты закричал: «Отставить, это наши!» Однако, как выяснилось, он ошибся. 

– Из самолёта на нас посыпались снаряды, – говорит Иван Александрович. – Это были немецкие бомбардировщики. Многие наши солдаты тогда погибли. Я видел, как одному совсем молодому солдатику перебило ногу, он полз и кричал: «Мама!» Убило снарядом девушку-старшину, которая была у нас санинструктором. Убило и того командира...

Иван Лепа участвовал в освобождении Риги. Утром 9 мая 1945 года он проснулся от разрывов и грохота. Сначала подумал, что это снова немецкие бомбардировщики. Но оказалось, это палили из трофейных зениток, которые наши отбили у немцев. Стреляли все орудия, и все люди вокруг оглушительно кричали: «Ура! Победа! Победа!»

Иван Александрович дошёл до Балтийского моря. И думал, что теперь, после Победы, вернётся домой. Но его отправили на восток, к китайской границе. Потом – в портовый город Порт-Артур, где он прослужил ещё целых пять лет… 

У Ивана Лепы большая семья – две дочери, десять внуков, 14 правнуков. И для всех них 9 Мая – семейный праздник. 

Ольга БЕЗГОДОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий