16+

«НАРКОМОВСКАЯ» ФАМИЛИЯ

С Надеждой Александровной Ворошиловой я встретился совсем случайно. Сухощавая старушка с необычным блеском в глазах и очень доброй улыбкой напомнила мне мою бабушку. В Надежде Александровне чувствовались необычайная сила жизни и мудрость. И мне так захотелось поговорить с этой женщиной, ведь она предстала передо мной живой историей нашей великой страны. 

– Я родом из Приморского края, из села Барано-Оренбургского Гродековского района, – рассказывает Надежда Александровна. – О моей жизни можно книгу писать. Я родилась в далёком 1926 году в семье переселенца. Мои дедушка и бабушка в 1897 году по призыву тогдашнего правительства поехали из Оренбургской волости осваивать дальневосточные земли. Им выдали пособия, и они, преодолев тысячи километров, сначала попали в Одессу, потом на пароходе по морям и океану добрались до Владивостока. А затем уже прибыли в село Барано-Оренбургское, где обосновались переселенцы из центральной России. Моего отца, которому тогда было всего полгода, они везли с собой. 

Я поинтересовался у своей собеседницы, почему её родители так далеко уехали. На это она ответила просто: «Тогда земли не хватало, вот и ехали за своей землёй на восток».

Как рассказала Надежда Александровна, в детстве она жила обычной жизнью – росла, училась. Но в 1937 году в дом постучалась беда. По чьему-то доносу её отца арестовали и посадили на десять лет. И вся родня, в том числе дети, стали врагами народа. Их семью выслали в Сибирь. 

– Привезли нас с мамой в Омскую область, на станцию Московка, – вспоминает Надежда Александровна. – Там был всего лишь один кирпичный завод. Жилось нам очень плохо. И мы, в конце концов, решили переехать в Красноярский край. В 1940 году обосновались в селе Рыбном Рыбинского района…

Слушал я повествование пожилой женщины и сравнивал его с рассказами своей бабушки Поли. И у меня на глаза наворачивались слёзы: как такое могло быть? 

– Надежда Александровна, а вы помните, как началась Великая Отечественная война? Где вас застало это страшное известие?

– Конечно, помню. Я тогда училась в 7 классе. 22 июня стояла тёплая солнечная погода. Был выпуск учеников из Рыбинского техникума. А после обеда из техникума бежали люди с криками: «Война!» Все направлялись к сельсовету, там был митинг. И началась другая жизнь, полная волнений, труда и надежд. Конечно, всем хотелось уйти на фронт, но брали туда только с 18 лет. Первыми отправились на войну комсомольцы. Все парни по достижении необходимого возраста призывались в армию. Мой брат Иосиф прошёл всю войну, был дважды ранен, но вернулся домой живым. Много раз он был награждён за храбрость. После войны Иосифа направили в Львовское военное училище, он стал военным. А я уехала в Красноярск, училась в ФЗО на станции Енисей на кондуктора. Сначала работала на грузовых поездах старшим кондуктором, а через полгода меня поставили уже главным кондуктором. 

В 1945 году Надежду Александровну отправили в командировку на Дальний Восток. Так она снова оказалась на своей малой родине. Работала на станции Уссурийск до 1948 года. Здесь встретила любимого человека. Дмитрий Симонович Ворошилов после войны пришёл работать на станцию. Вскоре они поженились. 

– Мы прожили с моим мужем без малого 60 лет, – говорит Надежда Александровна. – Дмитрий был человеком работящим, трудился на железной дороге. Спустя какое-то время после женитьбы мы с мужем и дочкой, которой было тогда только два месяца, поехали в отпуск к моим родителям. Надо сказать, отец к этому времени уже вернулся из тюрьмы. Мои родители мужу очень понравились. В восторге он был и от окружающей природы, от реки Рыбной. 

В 1953 году чета Ворошиловых снова в свой очередной отпуск приехала в село Рыбное. К этому времени у них уже было трое детей. Посовещавшись, Надежда Александровна с Дмитрием Симоновичем решили навсегда переехать в село Рыбное. Муж, оставив Надежду Александровну с родителями, поехал в Уссурийск, взял расчёт и вернулся к семье. Так Ворошиловы навсегда остались в Сибири, но уже по своей воле. 

А через некоторое время семья Ворошиловых переехала в Уяр. Надежда Александровна 21 год трудилась в железнодорожной санэпидемстанции. А Дмитрий Симонович работал в локомотивном депо станции Уяр, на маневровом паровозе. 

– У нас сложилась железнодорожная династия, все вместе мы отработали на железной дороге более ста лет, – говорит моя собеседница. – Да, забыла сказать, моего папу в 1962 году реабилитировали. Он был ни в чём не виноват, и слава Богу. И на нас уже не смотрели как на врагов народа. Но я тебя уже, наверное, утомила своими рассказами, пойдём хоть чаем угощу…

Я смотрел на эту замечательную женщину, большую труженицу и видел в её судьбе жизнь всей нашей страны и её несгибаемого народа. Уходил я от Надежды Александровны Ворошиловой с добрым чувством, что правда и справедливость всё равно торжествуют и всем воздаётся по заслугам. Вот и бабушке Наде с её «наркомовской» фамилией судьба подарила долгие годы жизни, полные надежд и счастья.

Виктор ГУЛЯЕВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий