ЗАЧЕМ ЛЮДИ ЕДУТ В ГОРЫ?

Ергаки – одна из самых молодых особо охраняемых природных территорий нашей страны. Этот статус парк получил в 2005 году. Здесь изначально стараются сделать так, чтобы отдыхать туристы могли, не причиняя ущерб окружающей среде. Во многом такой баланс удаётся соблюсти благодаря активной волонтёрской деятельности, которая ведётся в парке с 2008 года. Уже два года Ергаки – лучшая в России заповедная территория по работе с волонтёрами.

ТУРИСТОВ НУЖНО УЧИТЬ

В природном парке несколько зон: рекреационно-туристическая, особой охраны, традиционного природопользования (здесь можно охотиться, собирать ягоду) и хозяйственная, где разрешено строительство различных объектов инфраструктуры. Зона особой охраны – сердце парка, где сосредоточено основное биологическое разнообразие. Как отмечает кандидат биологических наук, инспектор Александр Золотых, последовательная научная работа ведётся в парке с момента основания. И за 10 лет ещё не до конца удалось описать всё природное многообразие – главное богатство Ергак. Только редких и исчезающих видов растений более 100, птиц – свыше 240, здесь даже встречается северный лесной олень, алтае-саянская популяция которого занесена в Красные книги России и Красноярского края.

Рядом с уникальной заповедной зоной – туристическая. Она занимает почти половину парка – 171 тысячу гектаров. Именно здесь чаще всего случаются проблемы. Толпы поклонников этих причудливых гор «выбивают» корни вековых кедров, вытаптывают уникальный растительный покров, оставляют после себя горы мусора, которые потом приходится выносить на себе сотрудникам парка и волонтёрам. Но главная проблема – случайные гости подкармливают медведей, оставляя еду специально (!) на тропах и рядом с палатками. Все последние трагические случаи – результат именно такого безответственного поведения.

Можно было бы закрыть и этот участок как зону особой охраны, но руководство парка верит: туристов можно воспитать. Чтобы сделать нагрузку на территорию минимальной, уже несколько лет волонтёры и сотрудники парка обустраивают экотропы. Это низкий настил из дерева или отсыпанные щебнем тропы, которые указывают направление, и туристы, идущие по ним, не нарушают почвенного покрова, не повреждают растения.

Укладка троп – серьёзная физическая работа, в которой заняты все. Ещё по зиме инспекторы завозят в лес доски на снегоходах, чтобы потом не таскать их на себе. Из этих досок весной и летом обустраивают деревянную экотропу. Сейчас продолжают работу над тропой на озеро Радужное. Тропа из геоткани и щебня делается в несколько этапов: сначала вырывается траншея глубиной 15–20 см и шириной около метра, на её дно укладывается специальный материал – геоткань, и поверх всё отсыпается щебнем. За время работы волонтёрского лагеря с 13 по 26 июля в этом году планируется сделать около 200 м тропы, настолько это нелёгкий труд.

Несмотря на то что работа тяжёлая, желающих стать волонтёрами хоть отбавляй: конкурс в лагерь, как в хороший вуз, – 3-4 человека на место.

Несмотря на то что работа на самом деле тяжёлая, желающих стать волонтёрами хоть отбавляй: конкурс в лагерь, как в хороший вуз, – 3-4 человека на место

– Волонтёров мы берём совершеннолетних, – поясняет Екатерина Кузнецова, заместитель директора природного парка, которая занимается набором. – Если очень хочется, может приехать родитель с ребёнком. Многие из тех, кто был у нас в 13–14 лет, возвращаются взрослыми самостоятельными помощниками.

Верхней возрастной границы как таковой нет, хоть в анкете волонтёра и значится «до 60». Самым возрастным добровольным помощником за время существования парка стал 64-летний мужчина.

Живут все волонтёры, как говорится, под крышей, хоть и ночёвки в палатках тоже случаются. Кроме собственно волонтёрской работы в лагере запланирована и культурная программа: посещение основных достопримечательностей хребта Ергаки, Каменного города и вылазка на Араданский хребет.

С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

Ергаки – природный магнит. Те, кто приезжает сюда, влюбляются в эти горы с первого взгляда.

В природном парке случайные люди не работают. Инспекторы (их на территории только 28) по нескольку лет добивались возможности попасть сюда. Например, Михаил Фомин, в недавнем прошлом – водитель на Горно-химическом комбинате, после первого приезда в Ергаки понял: другой жизни и другой работы для себя не видит. Он три года добивался, чтобы устроиться инспектором в природный парк.

Есть такие примеры и среди волонтёров.

– Когда я в первый раз уезжала из Ергак лет 20 назад, мне казалось: я не домой возвращаюсь, а ухожу из дома, – вспоминает один из старожилов волонтёрского движения Анна Берлякова, кандидат педагогических наук, доцент кафедры экономики и управления КГПУ. – Помню, как тогда месяц спала на полу в спальнике – настолько меня не отпускала эта горная романтика.

Анна Викторовна как педагог видит в такой добровольной работе большие плюсы для подрастающего поколения: ребята приезжают из других городов и даже стран, учатся общаться друг с другом. Но главный эффект всё-таки – воспитательный: человек, который перетаскал гору мусора, оставленного нерадивыми туристами, никогда сам не оставит в лесу даже пакетик.

Лет 20 назад впервые побывала в Ергаках и Елена Шестакова, доцент Крымского федерального университета имени Вернадского, кандидат педагогических наук. Первые волонтёрские проекты она со студентками делала ещё в 2006–2007 годах.

– Когда мы только собирались, мои девчонки говорили: наверное, над нами будут смеяться – что не за деньги работаем, – вспоминает педагог. – Ходим – мусор убираем. Были некоторые сомнения. На второй год, когда нас начали узнавать люди, появилось осознание правильного дела. Нужного. Важна политика совместных добрых дел. Когда люди что-то делают и за ними остаётся добрый след. Они оглядываются – вот он, виден всем.

ДАЛЕКО ЗА ПРЕДЕЛАМИ РОССИИ

Волонтёрить в Ергаки приезжают не только наши соотечественники: год за годом география лагеря расширяется. Много добровольных помощников было из Германии, Словакии, Украины. Иностранцы стремятся попасть в нашу сибирскую глушь, для них это возможность погрузиться в настоящую экзотику. Кадры со Спящим Саяном и Висячим камнем появляются в социальных сетях с подписями на других языках – и это даёт возможность рассказывать не только о самом парке, но и о стране в целом.

Кадры со Спящим Саяном и Висячим камнем появляются в социальных сетях с подписями на других языках – и это даёт возможность рассказывать не только о самом парке, но и о стране в целом

Елена Шестакова вспоминает один из первых международных проектов, в котором участвовали ребята, как говорится, со сложным социальным статусом из Германии. Когда они приехали, у них было много стереотипов: думали, их сейчас в тайгу зашлют и общаться они будут только с медведями. Когда оказалось, что о них заботятся, но при этом они живут в лесу у костра – чего никогда в жизни у них не случалось, – они начали меняться. Стало понятно, что вот этот «сложный статус» – это уже к ним не применимо. Дети на самом деле стали другими людьми.

За семь лет волонтёрского движения многое в Ергаках изменилось: были проложены экотропы, создана навигация для туристов. На первый взгляд кажется, что это мелочи, но для неопытного туриста такие подсказки – серьёзное подспорье. Они показывают, что человек на верном пути, а подспудно прививают культуру посещения природных объектов.

Работа с волонтёрами в природном парке ведётся постоянно – и очень скоро, надеется Екатерина Кузнецова, наш край сможет похвастаться уже круглогодичными долгосрочными международными экологическими волонтёрскими проектами.

Анна ТРАПЕЗНИКОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий