СБИТАЯ ТЕМПЕРАТУРА

Угораздило меня перед Новым годом захворать. Болезнь сама по себе штука неприятная, да еще праздник на носу. И поликлиники я страсть как не люблю из-за очередей, которые, мягко говоря, выводят из душевного равновесия. Пока пробьёшься к нужному врачу, все нервы себе изведешь. Но ничего не поделаешь, надо так надо. 

Пришла в районную поликлинику, сдала верхнюю одежду в гардероб и встала в очередь в регистратуру. Пока стояла в очереди, осматривалась по сторонам. В поликлинике сделали ремонт, да так красиво все получилось - прямо тебе заграница! Большие белоснежные пластиковые окна, новые двери, не по больничному теплый цвет стен, который радует глаз. Красота! 

Взяв медкарту, я заняла очередь к врачу. У дверей кабинетов стояли и сидели на скамеечках хмурые пациенты. Они были похожи на нахохлившихся воробушков, устроившихся рядком на проводах. Я все никак не могла отогреться после улицы и отчаянно сожалела о том, что сдала свою шубу в гардероб. Снаружи – за 30 градусов мороза, но не жарко было и внутри помещения поликлиники. Хотя «не жарко» - это мягко сказано. По коридору сновали медики в белых халатах, поверх которых были надеты теплые кофты. Пациенты зябко кутались в шарфы и платки, кто-то не выдерживал и шел в гардероб за верхней одеждой, чтобы не мерзнуть, дожидаясь своей очереди. 

- Я уже четвертый раз прихожу, - говорит одна бабуля другой. – Специально одеваюсь теплее. В коридорах еще ничего, вот в кабинетах – тихий ужас. Врачи и медсестры в шапках сидят, закутанные в кофты и платки, словно блокадники. Кто-то даже в перчатках умудряется писать. Окна большие, красивые, но дует от них страсть как сильно! 

- А я позавчера у врачихи в кабинете до пояса разделась, так меня за минуту просквозило, - вступила в разговор дородная женщина, которая поминутно вытирала разбухший нос платочком. – А в кабинете ФГС (где делают фиброгастроскопию желудка – О.Б.) надо было лечь на кушетку, покрытую клеёнкой. Я на неё как только села, так сразу и подскочила. Такое впечатление, что это сплошной кусок льда. А в кабинете температура – что в твоём холодильнике… 

Остальные разговоры в очереди велись в таком же духе. В тот день я посетила нескольких врачей. Везде одно и то же – в кабинетах даже еще холоднее, чем в коридоре. Врачи и медсестры похожи на снеговичков в накинутых поверх теплых толстых кофт халатах. Спрашиваю, почему так холодно? Но они только плечами пожимают и разводят посиневшими от холода руками. Во многих кабинетах стояли обогреватели, да только толку от них было немного. Отдельная тема – батареи. Новенькие плоские белоснежные батареи, которые установили взамен стареньких «гармошек», были приятно теплыми, но не более. Я демонстративно трогала батареи в каждом кабинете, в котором мне довелось побывать в тот день. Даже заглянула в кабинет ФГС, о котором шел разговор в очереди, и удостоверилась в истинности слов дородной женщины. Про сквозняк и кушетку-льдину она сказала абсолютную правду. 

11 декабря из-за холода поликлиника даже закрылась на пару часов раньше завершения рабочего дня. И, насколько я слышала, это было далеко не первый раз. С 12 декабря я по личной необходимости посещала поликлинику каждый день (кроме субботы и воскресенья), вплоть до Нового года. Несколько раз была свидетелем того, как на втором этаже отключалось электричество. Наверное, из-за обогревателей, которые работали во всех кабинетах на полную мощность. 

В преддверие Нового года в редакцию позвонили несколько уярцев (в основном пенсионеры), которые были возмущены «погодой» в центральной районной больнице. 

Надо отметить, что «больничные заморозки» начались в конце осени. Просто к декабрю, когда на улице установились сильные холода, ситуация с температурным режимом в здании ЦРБ достигла апогея. То ли с ремонтом что-то намудрили, то ли еще какая напасть приключилась. 

После новогодних каникул я связалась с главным врачом уярской ЦРБ Константином Гулаковым и попросила его прокомментировать ситуацию. Константин Валерьевич согласился дать необходимые разъяснения. По телефону он рассказал в общих чертах о положении дел, отметив пару основных пунктов, которые оказали негативное влияние на температурный режим в поликлинике. Во-первых, система тепло- и водоснабжения, изначально имевшая множество изъянов, окончательно устарела и пришла в негодность. 

- У больницы есть своя котельная, - сказал Константин Валерьевич. – Вода при поступлении в систему, нагревается до необходимых 70 градусов. Но давления хватало лишь на то, чтобы прогнать воду только до первой развилки системы. Это серьезная проблема, которую необходимо было решить до того, как вся система выйдет из строя. Прежний заместитель главного врача по хозяйственной части написал заявление на увольнение. Недавно приступил к работе новый зам. по хозяйственной части Игорь Евгеньевич Лопатенко. На данный момент под руководством Игоря Евгеньевича вся отопительная система переварена, а в котельной устанавливаются дополнительные насосы. Еще одна проблема – в трех новых пластиковых окнах был обнаружен заводской брак. Красноярская фирма, которая выполняла эту работу, имеет перед нами гарантийные обязательства на два года. Мы уже связались с ними и получили гарантийное письмо, в котором дается обещание устранить все неполадки до 20 января. Кроме того, мы приобрели десять тепловых завес для врачебных кабинетов. В общем, работа по устранению недочётов сейчас идет полным ходом, и лучше вам увидеть бы всё своими глазами… 

Мы договорились встретиться на следующий день. Но, к сожалению, Константин Валерьевич вынужден был уехать в министерство. Однако он не забыл про нашу договоренность и поручил своему заместителю Игорю Лопатенко ответить на все мои вопросы. 

Беседуя, мы с Игорем Евгеньевичем прошли по поликлинике. 

- На какие деньги проводился весь ремонт и, в частности, переделка отопительной системы? – спросила я. 

- Это федеральные средства, которые поступили по «Программе модернизации здравоохранения Красноярского края», - сказал Игорь Евгеньевич. – Я приступил к своей работе 5 декабря 2012 года. Со всей ответственностью заявляю, что у меня достаточно опыта и образования, чтобы исправить все недочёты и привести здание больницы в надлежащее состояние, которое будет соответствовать всем необходимым нормам и требованиям. Систему отопления мы уже переварили (у старой системы выявлен износ на все 100%), в котельной сейчас устанавливаем дополнительные насосы. Воздушные тепловые завесы уже появились в десяти врачебных кабинетах. Сейчас ожидаем, что красноярская фирма, устанавливающая окна, устранит недостатки. Но надо отметить, что мы проводили обследование стен с тепловизором. Оно показало следующее: толщина внутренних стен здания – 70 см, а внешняя фасадная стена имеет толщину всего в 30 см. Так что в наших планах – обратиться в министерство здравоохранения Красноярского края с просьбой финансово посодействовать в утеплении фасада нашей больницы. 

Тем временем мы дошли до стационарного отделения терапии. За его дверями на нас повеяло теплом, как в квартире многоэтажки, которая добросовестно отапливается коммунальщиками. 

- В скором времени так же тепло будет во всей больнице, - заверил Игорь Евгеньевич. 

Прощаясь, мы договорились, что в ближайшие дни я снова заеду в больницу, чтобы оценить тепловой режим в здании ЦРБ. Надеюсь, что новая встреча пройдет в теплой атмосфере. 

Ольга БЕЗГОДОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий