«МЫ ЖИЛИ ТРУДНО, НО ИНТЕРЕСНО…»

Когда я впервые приехал в село Семёновку, а это было в 1968 году, меня оно восхитило своими размерами, добротными постройками, весёлыми и работящими жителями. Но ещё – странными названиями улиц. Есть здесь улицы Самарская, Полтавская, Киевская, Черниговская… У меня невольно возник вопрос: откуда такие географические названия? 

За ответом я обратился к одной из жительниц этого некогда процветающего села – Валентине Турчиненко. Она начала разговор издалека.

– Мой прадед Ион Сергеевич Турчиненко жил в Полтавской губернии в семье казаков, – сказала Валентина Дмитриевна. – В 1863 году он прослышал о том, что в Сибири есть бескрайние плодородные земли и их можно получить бесплатно. А надо отметить, землицы в тогдашней российской империи не хватало. Тут ещё подоспела столыпинская реформа, по которой государство оказывало материальную помощь всем, кто ехал осваивать далёкие сибирские земли… 

По словам моей собеседницы, в те времена в Сибири ещё не было железной дороги, поэтому переселенцы отправлялись в путь на подводах, везя с собой семьи и весь свой нехитрый скарб. Я представил себе эту картину, и на ум пришла известная фраза классика: «Делать бы гвозди из этих людей, не было б крепче на свете гвоздей!» 

– Семья моего прадеда, приехав в Сибирь, осела на территории современного села Семёновки, – продолжает Валентина Дмитриевна. – Тогда люди селились компактно: полтавские жители основали улицу Полтавскую, самарцы – улицу Самарскую и так далее. Кстати, тогда земельные наделы выдавались только на мужчин. Так мой отец, который родился в 1912 году, стал сибиряком. Обосновавшись в далёкой Сибири, семья получила земельные наделы и зажила привольно. Но главное – это были трудолюбивые и предприимчивые люди. А ведь труд крестьянина – нелёгок.

Валентина Дмитриевна в свои 83 года сохранила ясную память и была очень интересным рассказчиком. Со слов родных она знает, что её отец и вся родня спокойно приняли произошедшие в стране перемены, когда на смену царскому правлению пришла советская власть. А когда в стране проходила коллективизация, из личных подворий их большого села было организовано аж три колхоза: «Сталинская пятилетка», «Стахановец» и «Большевик». 

– Началась другая жизнь, – говорит моя собеседница. – Нашей семье, как и всем, было трудно. Но люди в селе жили дружно, спасали взаимовыручка и взаимопомощь…

Валентина Дмитриевна сыпала фамилиями: Кайдаловы, Табаковы, Кунц, Гуляевы, Макаровы… Она благодарна всем жителям их большого села за поддержку и готовность подставить плечо в трудную минуту. 

Меня восхищает в людях этого поколения безграничная доброта и великодушие. Разговаривая с ними, я отмечаю, что в их воспоминаниях, как правило, нет негатива. Вот и Валентина Дмитриевна, обращаясь мысленно в своё прошлое, не таит злобы и обиды. Хотя времена были страшными. В 1939 году её отца забрали на советско-финскую войну. Конечно, без кормильца стало тяжёло, выживали как могли. Но, к счастью, отец вернулся с войны. Правда, ему недолго было суждено находиться с семьёй. В 1941 году его снова призвали на фронт, так как началась Великая Отечественная война. При форсировании Днепра отец погиб. 

– А как вообще вы восприняли весть о начале войны с гитлеровской Германией? Насколько тяжёлым было для вас то время? – спросил я у Валентины Дмитриевны.

– Мне было тогда уже 7 лет, и страшное слово «война» до сих пор у меня в ушах звенит. Это были очень голодные годы. Мы ели всё, что земля родит. Конечно, это было трудное время, и мы жили только надеждой на победу и будущую хорошую жизнь. Мужиков всех призывали на фронт, а мы, дети, женщины, старики, работали от зари до зари. Моя мама Ульяна одна поднимала семью. Она получала пенсию по потере кормильца – 12 рублей. Этих денег едва хватало, чтобы выжить.

Когда закончилась война, жизнь стала налаживаться. Валентина Дмитриевна вспоминает, что в их селе начались перемены. Колхозы объединились в один совхоз, его директором стал Степан Трофимович Пилипенко. 

– Хороший был человек, – говорит она. – А совхоз от колхоза отличался тем, что в колхозе мы работали за трудодни. Это когда оплата велась в натуральном выражении. А в совхозе мы получали зарплату деньгами. Но вообще скажу, наша жизнь, конечно, была трудной, но интересной. После работы мы спешили в клуб на танцы, в кино, проводили вечеринки под гармошку и балалайку. Очень любили народные песни, пляски…

Слушал я Валентину Турчиненко и испытывал разные чувства. На душе было одновременно и тяжело, и радостно. Тяжело от понимания всей сложности испытаний, которые выпали на долю старшего поколения. А радостно от того, что мы, новое поколение, выросли от поистине сильных, умных и трудолюбивых людей, беззаветно любящих нашу Россию.

Виктор ГУЛЯЕВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий