Валерий КОСЫХ: «СЕЛЬСКИЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ ВЫЖИВЕТ, НЕСМОТРЯ НА ТРУДНОСТИ»

В 1991 году Валерий Косых одним из первых в нашем районе организовал крестьянско-фермерское хозяйство. Спустя семь лет оно было преобразовано в общество с ограниченной ответственностью – ООО «Нектар». Почти за двадцать лет своего существования детище Валерия Алексеевича окрепло, приросло земельными площадями и прочно вошло в число передовых сельхозпроизводителей. Сегодня генеральный директор ООО «Нектар» рассказывает о результатах минувшего года и перспективных планах дальнейшего развития своего предприятия. 

– Валерий Алексеевич, Вы удовлетворены итогами минувшего года?

– Безусловно. С посевом и уборкой урожая зерновых культур мы управились своевременно. Жатву при отличной погоде завершили в середине сентября. Собрали с каждого гектара в пределах 30 центнеров зерна. Хорошей продуктивности пашни достигли благодаря соблюдению всех агротехнических приёмов, на каждый гектар внесли по центнеру минеральных удобрений, вовремя осуществили химическую прополку против сорняков. 

– Наверняка немаловажный фактор успеха – добросовестная работа вашего коллектива, в первую очередь механизаторов.

– Есть такая хорошая фраза, известная ещё с советских времён: кадры решают всё. С этим у меня проблем нет. Опытные механизаторы и молодёжь потрудились на славу. Среди молодых с положительной стороны отмечу «первогодка» Константина Книгу, а также Сергея Банина, Андрея Козулина. Похвалы заслуживают и те, кто трудится далеко не первый год – Иван Лампель, Андрей Артемьев, Виктор Бровкин. И что отрадно, в намолотах всех комбайнёров большого разрыва нет. 

Весомый вклад в общее дело внесли и работники ремонтно-технической службы. Подготовку техники мы начинаем за месяц – два до выхода в поле. Её ремонтом в основном занят механик Сергей Соколов. Обслуживанием агрегатов в период страды занимается Андрей Грехов со слесарями. В последние три года у нас нет проблем с переработкой зерна, за сутки через сушилки пропускаем 300 тонн зерна. 

– О семенах для будущего урожая уже позаботились?

– В последние годы мы посевную проводим, как правило, собственными семенами. Осенью их тщательно просушиваем. Весь семенной материал у нас, по данным Госсеминспекции, всхожий, весной лишь доводим его до нужных кондиций по чистоте. Ежегодно часть семян мы обновляем элитным зерном. 

– С реализацией урожая нет затруднений?

– Мы снабжаем зерном личные подсобные хозяйства сельчан. И не только нашего района, но и других территорий – начиная с Партизанского и заканчивая Иланским районом. Реализацией продукции, помолом зерна, погрузкой и его доставкой потребителям у нас занимаются пятнадцать человек. В торговле используем четыре автомобиля. У каждого водителя имеется постоянный адресат доставки. Жители деревень их хорошо знают и охотно раскупают продукцию. К сожалению, под нашу марку порой внедряются чужаки и продают сельчанам вместо добротного зерна всякий мусор. Но наши постоянные клиенты уже хорошо знают своих поставщиков, а чужакам спуску не дают. За зиму мы ежемесячно реализуем по 300 тонн качественного товара, а осенью и весной – по 400-500 тонн. И что немаловажно – цена у нас в течение года всегда стабильная. В отличие от государства, которое не стремится упорядочить стоимость урожая. К примеру, в прошлом году стоимость тонны пшеницы была 10 тысяч рублей, а нынче – лишь 8 тысяч. И цены, похоже, и дальше будут на рынке снижаться. 

– С результатами минувшего года всё понятно. Есть ли у вас уже определённый задел на дальнейшую перспективу?

– В прошлом году мы ввели в севооборот 625 гектаров новой пашни на землях Уярского и Рыбинского районов. В конце года добавили ещё тысячу гектаров возле станции Авдинка. Их мы станем паровать, ведь они не использовались более четверти века – нужно тщательно очистить поля от сорняков, разработать их структуру.

– Не возникнут ли трудности с работой на отдалённых участках, ведь расстояние большое?

– Основная наша производственная база расположена возле деревни Татьяновки, а новые площади – примерно в 10-15 километрах от неё. Механизаторов будем доставлять на работу и домой на автобусе, технику же оставим на полях под присмотром сторожей. 

– В итоге сколько у вас посевных площадей на сегодня в активе?

– Пять с половиной тысяч гектаров общей пашни, а посевной клин составляет 3260 гектаров. В сравнении с прошлым годом на 600 гектаров больше. 

– Ресурсосберегающие технологии возделывания полей применяете?

– Да, и не первый год. Задействуем стерневые сеялки, но прежде по стерне производим минимальную обработку почвы – дискование. Что позволяет лучше заделывать семена и пожнивные остатки в почву. 

– Прогрессивные технологии требуют и новой современной техники.

– А она у нас имеется. В прошлом году мы приобрели дополнительно два «Кировца», новые плуги, намного производительнее старых, новый зернокомбайн «Акросс». На будущий год, в связи с прибавкой посевных площадей, закупим ещё уборочные машины. 

– В будущем будете ещё прирастать землями?

– Пока их, считаю, достаточно, увеличивать площади мы не намерены. На те, что есть, техники, сушилок и зерноскладов вполне хватает. А добавили полторы тысячи гектаров земли с тем расчётом, чтобы сушилки работали полностью, производя весь цикл подработки зерна. 

– Ну, а какие проблемы всё же тревожат?

– Главная из них – нас не удовлетворяют размеры государственных дотаций в сельском хозяйстве. Работы земледельцев носят, как правило, сезонный характер. Полгода трудимся не покладая рук, а вторую половину наш коллектив, а это почти сорок человек, полностью не задействован. Но я уже решил эту проблему. Отпускаю в свободное время часть своих работников на приработки, сохраняя им при этом стаж, заработную плату и оплату больничных листов. 

– Как у Вас складываются взаимоотношения с районными руководителями? В частности, с отделом по вопросам сельского хозяйства райадминистрации.

– Взаимоотношения с сельхозотделом я однозначно оцениваю положительно. Его специалисты помогают нам необходимыми консультациями и советами. А вот на государственном и краевом уровне с получением субсидий на гербициды, технику, лизинг не всё так просто. Сейчас дотационный курс ориентирован, прежде всего, на развитие животноводства, которого у нас нет, поэтому и субсидий получаем почти наполовину меньше. 

– Ваше хозяйство крепко стоит на ногах, почему бы вам не заняться животноводством? Например, молочным, которое сегодня выгодно?

– Чтобы развивать животноводческую отрасль, нужны очень большие деньги. В частности, на возведение коровников или телятников, приобретение крупного рогатого скота. А у нас денег на это нет. Я знаю немало примеров, когда хозяйства, занимающиеся этой отраслью, срабатывают фактически в ноль, не получая ожидаемой прибыли. А то и вообще остаются с минусом. Животноводческая отрасль не всегда рентабельна, поэтому хотелось бы больше помощи от государства, чтобы производители не работали себе в ущерб. Кроме того, нужна более разумная политика в области банковского кредитования. Какой смысл брать кредит, если потом придётся выплачивать большие проценты. Хозяйства теряют сотни тысяч рублей на процентных ставках. Это касается, в том числе, и «Россельхозбанка», назначение которого – оказывать поддержку сельчанам.

Ладно, у меня хозяйство устойчивое, я нашёл стабильный рынок сбыта. А как быть остальным? Многие попросту не могут реализовать урожай за достойные деньги. Скоро посевная, нужны техника, удобрения, качественные семена, а на что их купить? В результате, если в начале девяностых годов прошлого века в нашем районе было более 120 фермерских хозяйств, то сегодня их в реестре лишь четырнадцать. 

Если же обратиться к российской истории, то до революции Россия, в том числе Сибирь, полмира кормила своими продуктами питания. А последние два десятка лет мы сами кормимся зарубежной некачественной продукцией. И всё же я сделал вывод: чем больше нас давят, тем мы быстрее встаём на ноги. Я уверен, что сельское хозяйство в нашей стране в скором времени окрепнет. Мы родились на этой земле, живём на ней и останемся здесь впредь. И выживем – наперекор всем трудностям и проблемам.

Беседовал
Владимир ЮРИН

Комментариев нет:

Отправить комментарий