ЛЮБОВЬ ЗОЛОТОЙ ПРОБЫ

В этом году отметили золотой юбилей совместной жизни – 50 лет – Фёдор и Мария Кудрявец. Недавно я побывал в дружной семье «золотодобытчиков». Фёдор Петрович и Мария Степановна поведали мне о своей нелёгкой, но очень счастливой жизни. 

…Фёдор с утра помогал своим товарищам – трактористам и механизаторам – ремонтировать и приводить в порядок их технику. Дело в том, что его трактор сломался, а нужной запчасти уже неделю не могли найти. Вот он и перешёл в «безлошадные трактористы». Но сидеть без дела не мог, поэтому помогал друзьям – с охотой и со всем старанием. Однако при этом у него, работящего и грамотного тракториста, почему-то было ощущение, что он – бездельник.

– Федька! – раздался крик из-за недалёкого забора. – Федька, я только что приехал из Уяра – встречал на станции свою бабу с ребятишками… И ты знаешь, встретил там молодуху из Соболевки – она там живёт. Я как глянул на неё – сразу про тебя подумал. Дивчина гарная, красивая! И не замужем! Так что не зевай, Федька, иди...

Это был сосед Фёдора Кудрявцева – Васька. Он был женат, уже обзавёлся двумя детьми, хотя всего-то был на годик постарше Фёдора. Но считал себя чуть ли ни ответственным за судьбу друга. Вот ему и втемяшилось в голову, что надо Федьку женить. В общем, он его весь вечер и ещё на следующий день подначивал: иди да иди! И Фёдору вскоре это надоело, и в первое же воскресенье он, одевшись в чистое, рано утром пошёл из своих родных Прилук в Соболевку.

– Вот так мы и познакомились, – рассказывает Мария Степановна. – Таким я его и увидела: высоким, красивым, сильным… И влюбилась в него. С первого взгляда. Побыл он у нас день. Потом пришёл ещё раз и сделал мне предложение. Я не отказалась. Мы пошли к нему в Прилуки и там расписались. Это было 13 апреля 1966 года…

У меня экспромтом рождаются стихи:

В апреле 66-го,
Тринадцатого дня
Народу было много:
Вся новая родня!
Глядели и судили:
Невеста хороша,
Ну, а жених, жених-то –
Добрейшая душа!
И жить вам, дети,
Тыщу, а, может, 
больше лет. 
Так говорил с заботой 
их старый добрый дед.

– И вот мы эту «тыщу» лет и прожили, – улыбнулась Мария Степановна. И не дожидаясь новых вопросов, продолжила:

– А жить мы поехали к нам, в Соболевку. Уж больно она Феде понравилась. 

– Да, – кивает немногословный Фёдор Петрович. – Здесь и прожили все пятьдесят лет – И, задумавшись, повторил: пятьдесят лет!

Супруги считают, что эти годы они прожили неплохо. Честно трудились. Фёдор Петрович – шофёром, а Мария Степановна всю жизнь коровками и молоком занималась. Родили и вырастили двоих детей.

Вошедшая в это время в комнату дочь Татьяна включилась в разговор. Она вспомнила, что в конце шестидесятых годов родители выиграли в лотерею машину «Запорожец». Роскошь по тем временам! 

– Ага, – соглашается Мария Степановна. – На нас потом лет двадцать пальцами показывали…

А в остальном, говорят супруги, жили как все. От зари до заката, не покладая рук и не разгибая спины, вкалывали и на благо страны, и на благо семьи. Дружили с соседями, в чём-то друг с другом советовались и никогда не ругались. 

– Мы половину жизни прожили в одной стране – СССР, а половину в другой – России, – говорит Мария Степановна. – Когда наша большая страна распалась, для нас наступили сложные времена: мы никому не нужны, в магазинах ничего нет… Хотя, конечно, не голодали, хозяйство спасало. Но главное – в 90-е годы стала пустеть наша Соболевка. Молодёжь уезжала, старики стали постепенно уходить из жизни. Но вот в последние годы у нас происходят радостные перемены: все пустующие земли стали раскупаться, на них люди строят дома. Жизнь возвращается!

Я, слушая рассказ супругов о жизни, поначалу делал пометки в блокноте. Но потом перестал. Просто слушал моих собеседников и любовался ими. Эти двое немолодых уже людей посматривали друг на друга так же, как и пятьдесят лет назад. Вот говорит Мария Степановна, а Фёдор Петрович, даже если и занят обдумыванием ответа на другой вопрос, мгновенно реагирует на любой жест жены, на поворот её головы. Так же и Мария Степановна – всё видит и всё знает, что скажет супруг. Вот я и залюбовался «молодожёнами». Молодыми и очень красивыми. 

Однако пришло время прощаться. Фёдор Петрович и дочь Татьяна пошли меня провожать. И только когда мы вышли на улицу, Татьяна спросила:

– А вы заметили, что мама больна?

– Как, чем? – удивился я.

– Её одиннадцать лет назад парализовало, отнялись левые рука и нога… 

Я в растерянности переводил взгляд то на Фёдора Петровича, то на его дочь. А потом понял: муж так умело ухаживает за своей любимой женой, что со стороны даже не видно её недуга. Татьяна подтвердила мою догадку. И я, долгие годы проработавший врачом и многое повидавший за свою медицинскую практику, склонил свою голову перед Фёдором Петровичем и просто пожал ему руку. Потом глянул ему в глаза и лишний раз убедился в том, что он всё ещё очень любит свою жену, любит как в молодости, а, может, и сильнее, чем в молодости. И моё понимание этой любви, которую они сохранили и пронесли через годы, было самым сильным впечатлением от этой встречи.

Дай Бог вам здоровья, дай Бог…

Владимир ВЕЛИЧКО

Комментариев нет:

Отправить комментарий