УСЛЫШЬТЕ, ЛЮДИ!

Странно и страшно, когда человек остаётся один на один со своей бедой. Вокруг происходит столько всего хорошего или плохого, жизнь бурлит, мир меняется. У каждого из нас есть ЗАВТРА, на которое мы возлагаем надежды. Если что-то в жизни не ладится, мы всегда можем сказать, как Скарлетт из «Унесённых ветром»: «Я подумаю об этом завтра!» Если станет совсем плохо, кто-то рядом поддержит, утешит. А как быть, если этого недостаточно? Если нужна помощь не словами, а делом?

Три года назад, в ночь с 30 июня на 1 июля, в жизни Галины Семёновой произошла большая беда. Её 21-летний сын Александр попал в страшную аварию. 

- Той ночью Саша спал дома, - вспоминает Галина Алексеевна. – К дому на своей машине подъехал парень, который жил в нашем микрорайоне. Саша вышел, разговаривал с ним. Потом сказал, что сейчас вернётся, только проводит соседа до дома - и они уехали. В три часа ночи нам сообщили, что Саша в больнице. За рулём был сосед, очень пьяный. Он отделался испугом и царапинами. А Сане врачи сделали трепанацию черепа. Сын впал в кому. Мы просили главврача, чтобы его перевели в Красноярск, в краевую больницу. Но нам ответили, что не довезут - умрёт при транспортировке. Потом приехал нейрохирург из Красноярска, осмотрел сына и сказал, что перевозить пока нельзя. Надо подождать первых признаков жизни. В Уярской ЦРБ сын пролежал 13 дней. На 13-й день приехала машина из краевой больницы - за другим больным мальчиком, а заодно забрали и моего Саню. Его поместили в краевую больницу в отделение первой реанимации. В палату к нему нас не пускали, и мы каждый день наблюдали за Сашей в окно – благо, отделение находилось на первом этаже. Но вскоре узнали, что у сына началась пневмония и обнаружился перелом шейного позвонка. Его перевели в гнойную реанимацию на восьмом этаже. Нас туда не пускали, не разрешали ухаживать…

Голос Галины Алексеевны дрожит, и видно, что она изо всех сил сдерживает слёзы. А перед нами, на специальной медицинской кровати, лежит её сын. Парализованный и совершенно беспомощный. Он не может говорить. Через полгода после аварии Сашу выписали из краевой больницы и отправили в Уярскую ЦРБ. А затем его перевезли домой. Галина Алексеевна ухаживает за ним, как за грудным ребёнком. Она арендует однокомнатный домик, а её муж живёт в другой части микрорайона «АТП». Он иногда приходит, чтобы помочь пересадить Сашу в инвалидное кресло. Очень помогают соседка-пенсионерка с дочерью. Это именно Ольга Муравлянникова, которая до пенсии работала медсестрой, обратилась в нашу газету за помощью. И по её просьбе я приехала к Галине Алексеевне.

- Галина не может надолго отойти от сына, - сказала мне Ольга Яковлевна. – У него в горле стоят старые трубки, которые постоянно забиваются, и Саша начинает задыхаться. Их надо регулярно прочищать. И в желудок вставлена трубка. Галина в блендере взбивает пищу и большим шприцем вливает её в трубку. И эта трубочка уже тоже старая, после каждого приёма пищи её приходится прочищать проволочкой. Сына она моет каждый день, меняет подгузники, делает специальный массаж, чтобы пролежней не было. Галина даже на час не может оставить его одного, встаёт ночью, чтобы прочистить дыхательные трубочки. Она любит сына больше всего на свете. Старается держаться, но видно, как сильно она измучилась. Да и физическое здоровье её тоже слабеет. По-соседски я помогаю, чем могу. С пенсии покупаю для Саши куриное филе, чтобы его можно было взбить в блендере, сок, тушёнку и другие продукты. Да ведь только им нужна помощь, чтобы купить новый медицинский отсос - прочищать дыхательные трубки. Старый уже совсем не работает. Мы узнавали, что хороший аппарат стоит 37 тысяч рублей. Есть китайские, дешёвые, но от них проку нет. Надо менять трубки в горле и в желудке. Сколько они стоят – не знаем. Сашу надо спасать. Он ведь всё чувствует, всё понимает. Когда попросишь – моргает, уже может поднять руки. Я говорю ему: «Саша, всё будет хорошо!», показываю большой палец. И он тоже медленно поднимает руку и повторяет этот жест… 

Я долго разговаривала с Галиной Алексеевной. Она, глотая слёзы, рассказала о том, как проходило лечение в краевой больнице. 

- Вскоре сын стал открывать глаза, когда мы заходили, - говорит она. – Правда, врач сказал, что это ещё ничего не значит - просто рефлексы. Через месяц с небольшим Сашу опять перевели на первый этаж. Через недельку нас пропустили к нему. Я увидела на его крестце и на ногах страшные пролежни. На бёдрах мясо торчало глубиной в сантиметр и гноилось. А с пяток бежала кровь. Пролежни «съели» пятки, а на одной ноге - икру. Санитарка сказала, что ему бы надо антипролежневый матрац. Мы сразу же купили его и передали в больницу. Но ухаживать за сыном нас ни в какую не пускали. Отвечали: «Всё делаем, что надо». Мы сутками дежурили возле его окна. В сентябре сыну начали делать массаж. Но у него держалась высокая температура. Вскоре мы узнали, что это развилась двухсторонняя пневмония. И ещё ко всему этому выявили сепсис. 

Галина Алексеевна пошла к главному врачу краевой больницы, после этого её сына переложили на хорошую продуваемую кровать. На ней не мазать, не переворачивать человека не надо. Но уже образовавшиеся пролежни на теле Саши лечили очень долго.

Сейчас, спустя два года, этот сплошной ад продолжается. За это время Сашу ещё пару раз клали в больницу. Разные врачи осматривали парня. Одни говорили, что трубки из горла Саши можно вытащить и он сможет дышать без затруднения, Другие утверждают, что трубки надо поменять. Галина Алексеевна несколько раз ходила в Уярскую ЦРБ, и ей, наконец, выписали направление в краевую больницу. Там должны всё-таки что-то предпринять и определиться, как улучшить состояние здоровья Саши Семёнова. 

- Я часто по телевизору вижу сюжеты, как помогают людям в, казалось бы, безнадёжном состоянии. Их помещают в хорошие лечебницы с хорошей аппаратурой и специалистами, и даже парализованные люди начинают двигаться, ходить. Я не знаю только, что мне нужно предпринять для того, чтобы Сашу поместили в такую хорошую больницу. Мы с ним сейчас живём на пенсию. Раньше я работала в ПУ-63, пенсия у меня небольшая. И у Сани первая группа инвалидности. Пенсия тоже невеликая. Как нам быть – просто не знаю…

История семьи Семёновых – одна из самых тяжёлых, с которыми мне приходилось сталкиваться. Саше и его маме очень нужна помощь и человеческое участие. Денег им не хватает. Галина Алексеевна платит за аренду дома. Много денег уходит на подгузники для взрослых (модель L), они стоят довольно дорого. Жизненно необходимо купить новый медицинский отсос для прочистки дыхательных трубок. Он стоит около 37 тыс. рублей. Нужно менять сами трубки, и непонятно – должны им сделать это бесплатно или всё-таки придётся платить. 

Я обращаюсь ко всем уярцам - рядом с нами большая беда. Если кто-то сможет помочь – звоните в редакцию по телефону 21-5-59. Я сообщу номер телефона Галины Алексеевны Семёновой. Также открыт специальный счёт, куда уярцы могут перечислить деньги. Они сегодня очень нужны семье Семёновых.

Да, сейчас многим нелегко. Но я всем сердцем верю в то, что найдутся неравнодушные люди, которые смогут поддержать Сашу и его маму. Им сейчас совсем плохо. Наша газета продолжит следить за судьбой семьи Семёновых. В ближайших выпусках мы расскажем, откликнулись ли уярцы на призыв о помощи. 

Ольга БЕЗГОДОВА 


СЧЁТ БАНКОВСКОЙ КАРТЫ 

СЕМЁНОВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА

40817810531000143120

Комментариев нет:

Отправить комментарий