МЫ С ТОБОЙ, ЮГО-ВОСТОК!

Вечным смирением России перед Богом и раной незаживающей назвал Украину актёр, драматург и писатель Иван Охлобыстин. И в этих словах – вся суть. Гражданская война на Украине изменила жизни миллионов людей. Кого-то превратила в непримиримых врагов, кого-то сблизила и сделала родными друг другу. 

Я считаю, что одно из самых страшных качеств в человеческом мире – это безразличие. И наша планета всё ещё вертится только потому, что есть люди, которые не могут закрыть глаза на чужую беду. Пока мы способны помогать друг другу, просто так, не рассчитывая получить что-то взамен, род людской не прервётся. Делай добро - и бросай его в воду. Оно не пропадёт – добром к тебе вернётся. 

Около миллиона человек с Юго-Востока Украины были вынуждены покинуть свои дома, свою землю и искать спасения в России. Кстати, наблюдатели миссии ОБСЕ посещали в нашей стране пункты пребывания беженцев из Украины. Они подготовили доклад для ООН, в котором отметили, что Россия создала образцовые условия для приёма этих людей. Потом уже на переговорной площадке ООН было отмечено, что опыт Российской Федерации по организации помощи беженцам уникален.

ПУТЬ «В НИКУДА»

В наш район приехало 14 человек из зоны боевых действий на Украине. Потом ещё четыре человека перебрались к нам из пунктов временного пребывания беженцев. У кого-то из них в Уярском районе есть родственники и знакомые. Но почти половина бежала «в никуда». 

Три месяца назад в Уяр приехала семья Козюра: молодые супруги Светлана Валерьевна и Артур Станиславович, их полуторагодовалая дочь Диана и родители Артура Станиславовича – Станислав Анатольевич и Галина Валентиновна. Им помогли найти жильё, обосноваться и устроиться на работу. Артур Станиславович сейчас трудится в МУП «Городское коммунальное хозяйство». Светлана Валерьевна – бухгалтер в отделе культуры, молодёжной политики и спорта администрации Уярского района. Станислав Анатольевич устроился слесарем и разнорабочим в школу №3. А бабушка Галина Валентиновна сидит дома с Дианой. У семьи есть статус беженцев, старшее поколение этой «ячейки» сможет оформить пенсию после получения российского гражданства - на это потребуется около шести месяцев. Все мелкие бытовые трудности, вроде отсутствия бытовой техники и кастрюль, члены семьи Козюра воспринимают с юмором. Главное – выбрались оттуда, где стреляют и бомбят. А здесь, в Сибири, мирное небо и хорошие люди. Самое интересное, что оценить масштаб беды, охватившей Украину, они смогли только тогда, когда выбрались за её пределы. Ведь в украинских СМИ не публикуется информация, что «доблестная» украинская армия бомбит с вертолётов и самолётов Славянск и Краматорск, утюжат мирные города установками залпового огня «Град». 

- Мы долго не понимали, что происходит страшное, - сказала мне Светлана Валерьевна. - Жили в Горловке, в Никитовском районе. Славянск находится в 400 километрах от нас. По телевизионным новостям ничего толком не говорили. Только о том, что в зоне АТО бомбят террористов. Не объяснялось, кто именно считается террористом. Мы были уверены, что в нашем городе военных действий не будет. У нас в Горловке стоит гигантский химический концерн «Стирол». Одного попадания достаточно, чтобы случилась экологическая катастрофа, от которой пострадает и сама Украина, а также Белоруссия и Россия. На окраине города мы слышали стрельбу, но не особо поначалу переживали. Жители Горловки сформировали отряды ополчения, поставили блок-пост на въезде в город и каждый день выезжали в степь, где тренировались и учились стрелять. Я переписывалась смс-сообщениями с тётей, которая живёт в Архангельске. Она мне написала: «Вы собираетесь уезжать?» Я ответила, что мы об этом даже не думаем. Тётя написала, что фронт боевых действий приближается к Горловке, поэтому мы должны уехать или взять в руки лопаты, выкопать подвал и сидеть в нём, не высовывая носа. Это на нас подействовало, мы собрали самые необходимые вещи и уехали. Сначала в Мариуполь, где живут мои мама и сестра. Пожили там месяц, потом снова тронулись в путь, потому что в Мариуполе не было работы ни для меня, ни для мужа…

«ДОБРОТА» ПО-КИЕВСКИ

Светлана упомянула об одном очень показательном моменте. У многих в сотовых телефонах со счетов снимались деньги, а взамен приходило смс-сообщение: «Благодарим за то, что вы пожертвовали свои деньги на нужды украинской армии». Кстати, до разговора со Светланой я читала о подобной схеме. Так как киевские власти взяли Юго-Восток Украины в экономическую блокаду, люди не могут снять в банкомате свои пенсии, пособия и переводы от родных. Некоторым удаётся выехать в Мариуполь, подконтрольный киевским силовикам. Там нет блокады. Но нередко после того как человек вставлял в банкомат свою карточку и набирал код, на экране появлялось сообщение с благодарностью за то, что «вы пожертвовали свои деньги на нужды украинской армии». 

Надо отметить, потом, когда Горловку утюжили системами залпового огня «Град», на территорию одного из заводов концерна «Стирол» всё же упал украинский снаряд. Он, к счастью, не взорвался, а просто воткнулся в землю. А ведь в тот момент мог повториться ещё один Чернобыль… 

Светлана и Артур с Дианой выехали из Горловки первые. Родители Артура всё ещё не решались оставить дом. Молодая семья отправилась после Мариуполя в Крым. Там также не удалось найти постоянную работу. Денег уже не было. Им посоветовали поехать в пункт временного размещения беженцев. 

К тому времени украинская армия уже начала бомбить Горловку. Родителям Артура пришлось покинуть родной город. Когда супруги проезжали мимо здания горловского банка, увидели на земле битые стёкла. Рядом лежало несколько трупов, накрытых простынями. Кровь была на простынях и на земле. К тому времени уже был разбомблен один из блок-постов ополченцев. Ещё совсем недавно местные жители приносили сюда сигареты и еду для защитников города. А Галина Валентиновна специально пекла для них пирожки… И теперь вместе с силовиками АТО в город пришла беда.

НАДЕЖДА ЕСТЬ 

К первому сентября вся семья Козюра воссоединилась, и они вместе поехали в пункт временного пребывания беженцев в Красноярском крае. Находился он в Рыбинском районе, в детском летнем лагере «Жарки». Им дали комнату с отдельным душем, туалетом и стиральной машиной. В «Жарках» они провели около месяца. Потом туда приехала директор уярского районного центра занятости населения Лариса Шарина. Лариса Викторовна рассказала о том, какие вакансии есть в Уярском районе. 

На семейном совете было решено направиться в Уяр. Сначала поехали Светлана и Артур. Первую ночь они провели в общежитии Уярского сельскохозяйственного техникума. И говорят спасибо его руководству за то, что помогли. 

- На следующий день начальник отдела культуры, молодёжной политики и спорта Ольга Владимировна Старцева помогла нам перебраться в гостиницу, - говорит Светлана Валерьевна. – Диана с бабушкой и дедушкой всё ещё оставались в «Жарках». Мы начали работать и искать подходящее жильё. Ольга Владимировна помогла нам найти съёмный дом. Он большой, трёхкомнатный. Для всех места хватает. Потом вызвали из «Жарков» родителей с дочерью. 

Сейчас семья Козюра обживается на новом месте. С собой у них была только одежда для всех сезонов. С посудой, мебелью и прочими необходимыми вещами помогли неравнодушные люди. Все бытовые неудобства – это временное, считает семья. Главное – не стреляют. 

Светлана регулярно переписывается в социальных сетях со своей мамой и сестрой, которые остались в Мариуполе. И новости с той стороны невесёлые. Буквально несколько дней назад украинцы неоднократно стреляли по Горловке. Одним снарядом убило девочку, её мама лежит в реанимации. А ещё каждый день подвозят технику к границам Донецкой области. 

Когда я разговаривала с семьёй Козюра, до Нового года оставались считанные дни. Пока ведутся переговоры контактной группы в Минске, надежда всё ещё есть. Надежда на самое главное – мир.

Ольга БЕЗГОДОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий